Они сражались за Родину - Волга Фото

Волга Фото

Они сражались за Родину

07/05/2011 08:11 Литература
Они сражались за Родину

Страшный день 22 июня 1941 года.

В это время в городе Энгельсе располагалась 148-я энгельсская стрелковая дивизия. Точнее сказать, в Энгельсе расквартировались: управление дивизии, 496-й стрелковый полк, отдельный батальон связи, 532-й артиллерийский полк, отдельный автомобильный батальон, ветеринарный лазарет и полевая хлебопекарня. Два полка, стрелковый и легкоартиллерийский, саперный и медико-санитарный батальоны находились в городе Пугачеве и один стрелковый полк в Уральске.

Энгельсская дивизия была сформирована в 1939 году на базе немецкого национального полка, набиралась в Саратовской области, и многие новобранцы были жителями Энгельса. Командовал дивизией со дня ее образования полковник (впоследствии генерал-лейтенант, Герой Советского Союза) Филипп Михайлович Черокманов. Уже 25 июня 1941-го части энгельсской стрелковой дивизии поэшелонно отправились на Западный фронт. Неделю спустя первые эшелоны разгрузились на станции Реста Могилевской области и с ходу заняли оборону на Днепре от деревни Гребенево до города Быхова в составе 13-й армии.
Свой первый бой с фашистами 148-я дивизия приняла 2 июля под Чаусами. Бой был тяжелейший. Еще не обстрелянные, наши бойцы отчаянно сопротивлялись отборным, опытным германским полкам. Потеряв десятки убитых и раненых, полковник Черокманов вынужден был вывести свою часть из боя и отступить. Месяц оборонительных боев кончился тем, что 1 августа 1941 года. гитлеровцы при непрерывной поддержке с воздуха прорвали оборону советских войск, разрознили и сильно потеснили части 148-й дивизии за реку Десну.

В течение сентября и первых дней октября отступление наших войск продолжалось. 148-я отходила в глубь Брянских лесов. Противник, используя значительно превосходящие по численности подразделения, стремился перекрыть выходы из Брянских лесов, чтобы принудить дивизию сдаться или уничтожить ее.

Бой на прорыв не приносил успеха энгельсской части. Лишь к 18 октября Черокманов по сплошному болоту вывел дивизию из окружения. 25 октября 148-я прибыла в город Ливны Орловской области для пополнения оружием, продуктами и подготовки к дальнейшим сражениям.

В первые недели войны в дивизию пришло письмо от жителей города Энгельса: «В эти дни все наши чувства и думы с Вами, товарищи фронтовики, со всеми советскими воинами, на долю которых выпала высокая и благородная честь — грудью с оружием в руках защищать нашу Родину...
Трудящиеся г. Энгельса с каждым днем множат свою помощь фронту. Мы берем на себя обязательство — еще более умножить производство боевой продукции для фронта, для страны. А Вам, дорогие- земляки, наш наказ: крепче бейте врага...»

В конце октября подлечившая раны 148-я дивизия получила приказ принять участие в обороне города Ельца.
Из воспоминаний бывшего заместителя командира дивизии по тылу полковника В. С. Фомина: «3 декабря завязались первые бои с противником, наступавшим на Елец. В течение всего дня фашисты пытались с хода овладеть городом, но, наткнувшись на упорное сопротивление, отступили, оставив много трупов, два орудия и несколько сожжённых автомашин.

4 декабря, перегруппировав свои силы, противник вновь атаковал наши позиции, но успеха не имел. 5 и 6 декабря, подтянув резервы, гитлеровцы потеснили наши части и в городе завязались уличные бои. 6 декабря дивизия оставила Елец. 8 декабря 148-я дивизия, усиленная артиллерией, повела наступление на освобождение Ельца. 10 декабря город Елец был полностью очищен от фашистов».
Именно тогда в газете 13-й армии появились стихотворные строки одного из участников елецкого сражения, впоследствии известного поэта Михаила Луконина:
Ночь идет по Ельцу,
Не успевая за теми,
Кто в атаку идет,
Открывая задымленный город.


Их приводит в своих воспоминаниях бывший старшина 148-й дивизии Харис Якупов, теперь народный художник Российской Федерации, лауреат двух Государственных премий.
В конце декабря мощным ночным штурмом 148-я энгельсская дивизия освободила от захватчиков крупный город Ливны в Орловской области.
Я горжусь тем, что мои земляки (а я коренной житель Энгельса) освободили от фашистских войск Ливны, город, в котором родился мой отец и другие родственники по отцовской линии. Именно в Ливнах, день в день через месяц после начала войны, мой отец был тяжело ранен и после госпиталя эвакуирован на военный завод города Энгельса.

Несколько месяцев 148-я энгельсская дивизия удерживала ливенско-елецкий плацдарм. Немцы неоднократно пытались прорвать здесь оборону, чтобы двинуться на Москву и в этом направлении, но воины-волжане нарушили их планы.

В июле 1943 года 148-я в составе 13-й армии перешла в наступление, успешно участвовала в битве на Курской дуге, освобождала город Кромы.
В ходе дальнейшего наступления дивизия продвигалась вдоль южного берега реки Десны. 8 сентября она захватила небольшой плацдарм в районе города Короб, затем передислоцирова¬лась на сто километров севернее. 16 сентября с наступлением темноты передовые части дивизии с боем начали переправляться через Десну у деревень Пески и Вибли. Многих наших земляков поглотили тогда воды реки.

Переправившиеся батальоны тут же вступили в бой и прорывались к Чернигову. Несколько дней продолжались сражения в пригородах Чернигова и на его улицах, и лишь 21 сентября город был полностью освобожден от врага. За эту операцию ВерховнымГлавнокомандованием 148-й стрелковой дивизии было присвоено наименование Черниговская. Командир дивизии генерал-майор А. А. Мищенко, сменивший в июле 1943 года Черокманова, был назначен комендантом Чернигова.

Десять дней спустя полки 148-й Черниговской дивизии освободили город Чернобыль, получивший в наши дни столь печальную мировую известность. Затем дивизией были выбиты гитлеровцы из города Тернополя и 496-й стрелковый полк, некогда квартировавший в Энгельсе, «за решительные и смелые действия по освобождению города» получил наименование Тернопольский.

В конце июля 1944 года 148-я дивизия участвовала в освобождении Львова. Здесь отличился 654-й стрелковый полк дивизии. Ему присвоено название Львовский. А 30 июля форсированным маршем от Львова через Перемышль дивизия пересекла государственную границу СССР с Польшей и вышла на рубеж Бяла — Блажева.

В последний месяц войны «послужной список» 148-й дивизии выглядел так:
15 апреля 1945 года — захвачены опорные пункты врага: Пилтш, Олдржизов, Служевице и другие.
22 апреля — после упорного штурма освобожден город Опава.
30 апреля — освобождены города Алыдтадин и Баловец.
5 мая — освобождены города Егендорф и Бениги.
8 мая — освобожден город Оломоуц.
9 мая — остановились у города Мельник.

Закончив свой боевой поход у стен Праги, 148-я Черниговская, теперь еще Краснознаменная и ордена Суворова стрелковая дивизия в конце мая 1945 года была расформирована. Боевое знамя дивизии хранится ныне в фондах Центрального музея Советской Армии, а знамя 496-го Тернопольского стрелкового полка передано на вечное хранение городу Энгельсу, на территории которого формировался полк и дивизия.

История еще одного воинского подразделения тесно связана с городом Энгельсом. Это женская авиачасть № 122, начавшая формироваться в Москве в октябре 1941 года, когда столица переживала тревожные дни. Немецкие войска перешли в наступление на центральном направлении, и на подступах к Москве закипели жесточайшие бои.

Комплектованием авиачасти занималась известная летчица Ге¬рой Советского Союза Марина Михайловна Раскова. В спецнаборе девушек-добровольцев участвовали летчицы из гражданского воздушногофлота и аэроклубов, студентки московских вузов, молодые работницы столичных фабрик и заводов.
Комиссия, руководимая майором Расковой, набрав большую часть необходимого состава, отправила будущих летчиц и штурманов на поезде в город Энгельс, недостающую часть контингента предполагалось добрать в Энгельсе и Саратове.

В обычное время поезд от Москвы до Саратова шел не более суток, в военный год девушки добирались до Энгельса целую неделю.
«Серым октябрьским утром, уже по зимнему холодным и снежным, подъезжал! мы к Волге,- вспоминала одна из приехавших тогда в Энгельс. - Приказ № 1, объявленный сразу же, как только мы вышли из теплушек, гласил: „Сегодня всем посетить гарнизонную парикмахерскую и подстричься „под мальчика“…“.

Началась нелегкая курсантская жизнь. Десять уроков в день и два часа строевой подготовки. А у штурманов еще час занятий „морзянкой“.
Мы поднимались раньше все в гарнизоне и, стараясь не шаркать сапогами, до завтрака шли в учебный корпус, где тренировались на телеграфном ключе. Спать приходилось не больше пяти-шести часов в сутки. Но не беда! До сна ли, когда мы жили одной мечтой — побыстрее на фронт!»

Мария Михайловна Раскова готовила своих питомцев к суровой фронтовой жизни. Среди ночи она поднимала часть по тревоге, приучала одеваться за две-три минуты и вставать в строй, в крепчайший мороз на улице проводила учебные занятия.

Все девушки с нетерпением ждали тренировочных полетов. Начались они 25 января 1942 года. Огромный ТБ-3 поднялся с заснеженного энгельсского аэродрома с первой штурманской группой. Некоторые из будущих летчиц и штурманов впервые оказались на самолете. Два часа полета в салоне самолета показали, что далеко не все девушки благополучно переносят воздушные перелеты.

Вскоре женскую авиачасть в Энгельсе поделили на три полка. Два из них по разным причинам «разбавили» мужчинами, а третий — полк скоростных бомбардировщиков, которым командовала М. М. Раскова,- остался женским.

На энгельсский аэродром прибыли тихоходные ПО-2. На них-де-вушки совершали тренировочные полеты днем и ночью, отдельными экипажами, звеньями, летали на полигон для бомбометания. Девушки — летчицы и штурманы, готовясь к отправке на фронт, знали, что там гибнут люди, понимали — смерть может настигнуть и их самих… Готовились, знали, понимали… Однако, когда случилась первая трагедия в полку, она оказалась неожиданной, нелепой, невыносимо горькой.

Три экипажа ПО-2 недалеко от Энгельса попали в такой сильный снегопад, что земля и небо смешались в одно серое непроглядное месиво. На ПО-2 не было почти никаких приборов для слепого полета, и летчицы потеряли пространственный ориен¬тир, перестали понимать, куда летит самолет.
Произошла катастрофа. Два экипажа погибли: Лиля Тормосина, Надя Комогорцева, Аня Монахова и Марина Виноградова. Третий самолет тоже врезался в землю, но Ира Себрова и Руфа Гашева остались живы.

Много лет спустя бывшие летчицы энгельсского женского полка приехали в Энгельс и побывали на городском кладбище. Они долго стояли с опущенными заплаканными лицами у высокого серебристого памятника, с мраморной доски которого смотрели на них улыбающиеся Лиля, Надя, Аня и Марина.
23 мая 1942 года едва затеплил рассвет над энгельсским аэродромом, на поле у самолетов выстроился весь личный состав женского авиационного полка. Зачитали приказ о вылете на фронт. Начальник Энгельсского гарнизона полковник Багаев сказал короткую напутственную речь:
— Сегодня впервые с нашего аэродрома уходит на фронт женский полк. Вы летите не на грозных машинах, а на учебных самолетах. Да и сами вы на вид не слишком грозные. Но я уверен, что и на легкокрылых машинах вы сможете наносить тяжелые удары по врагу. Уверен, что ваш полк будет одним из лучших на фронте. Пусть летит с вами мое отцовское пожелание: удачи вам и боевой славы!
— По самолетам! — раздалась команда, и через несколько ми¬нут полк взял курс к линии фронта…

Женский авиаполк сражался с первого до последнего боевого вылета, на удивление, смело, дерзко, изобретательно. Не случайно многие девушки полка были награждены Золотыми Звездами Героя (некоторые посмертно). Вот имена тех Героев Советского Союза, которых взрастило и воспитало энгельсское небо: летчицы — Жигуленко Евгения, Макарова Татьяна, Аронова Раиса, Меклин Наталья, Носаль Евдокия, Никулина Дина, Парфенова Зоя, Распопова Нина, Санфирова Ольга, Себрова Ирина, Ульяненко Нина, штурманы — с дополнительными обязанностями стрелка-бомбарди-ра — Велик Вера, Гашева Руфина, Докутович Галина, Гельман Полина, Доспанова Екатерина, Каширина Ирина и другие.

Я понимаю — сухо и несправедливо протокольное перечисление фамилий героев, поэтому расскажу о некоторых из них подробнее, о тех, кому посвятил свои строчки известный поэт военных лет Алексей Сурков:
Есть высшее из всех гражданских прав Во имя жизни встретить ветер боя И, если надо, смертью смерть поправ, Найти в огне бессмертие героя.
…Во время учебы в Энгельсе Галина Докутович была старшиной штурманской группы. Однажды между ночными вылетами Галя легла отдохнуть в траве недалеко от своего самолета. Проезжавшая машина-бензозаправщик, не заметив спящую, наехала на нее. Диагноз — перелом позвоночника. Через семь месяцев лечения девушка, превозмогая боль в спине, вернулась в свой полк и начала летать. (Это уже подвиг!) На фронте ее маленький ПО-2 часто досаждал фашистским расположениям неожиданными ночными визитами с точным бомбометанием, и гитлеровцы решили разделаться с ненавистным ПО-2. В ночь с 31 июля на 1 августа 1943 года, когда Докутович вновь оказалась над позициями врага, ее самолет поймали и ослепили прожектора, а подоспевшие истребители в упор расстреляли машину Галины.
Звание Героя Советского Союза Галине Докутович было присвоено посмертно.

Еще один трагический эпизод из фронтовой жизни бывших энгельсских курсанток. ПО-2, ведомый Ольгой Санфировой и штурманом Руфиной Гашевой, той самой, что едва не погибла под Энгельсом в снежную ночь сорок первого, возвращался ночью на свою базу. Они только что удачно отбомбили станцию Носельск к северу от Варшавы, настроение было приподнятое. Неожиданно самолет попал в перекрестные лучи прожекторов, и тут же на него обрушился плотный зенитный огонь. С трудом Ольга вывела ПО-2 из слепящего света и облегченно вздохнула. До линии фронта оставалось всего несколько километров. Тут Руфина увидела, как по правому крылу ползет струйка огня. Санфирова попыталась сбить огонь потоком воздуха, но он цепко охватил крыло, все более разгораясь. Спасти машину уже не было надежды. Девушки думали лишь об одном: дотянуть до линии фронта.
Руфина стояла на горящем правом крыле, Ольга на левом, готовились к прыжку с парашютом. Потянувшись друг к другу, они пожали протянутые руки и прыгнули в ночную пустоту.

Наши бойцы на передовой видели пылающий факел самолета, летевшего к ним с вражеской стороны. Они также заметили, что от самолета, врезавшегося через несколько секунд в землю, отделились два светлых пятна: парашюты.

Руфина Гашева поняла, что приземлилась на нейтральной полосе. Освободившись от парашюта, она поползла в сторону своих подразделений. Под руки попался плоский металлический предмет. Осторожно ощупав его, поняла — мина. Через несколько метров вторая. Еще… Еще… Пережив одно потрясение, в горящем самолете, она вдруг столкнулась с новым. Одно неверное движение и… смерть совсем рядом.

Впереди во тьме послышались шаги. Руфина достала пистолет, подумала: «Если услышу немецкую речь — буду стрелять».
— Ищите здесь, они где-то рядом,- раздался негромкий голос.
Солдаты, помогли Руфине подняться, повели к своим.
— Где Оля? Где моя летчица? — спросила Гашева у одного из бойцов.
— Подорвалась на мине.

Герой Советского Союза Ольга Санфирова — последняя жертва женского авиационного, бывшего энгельсского, полка.
В один из женских авиационных полков, сформированных М. М. Расковой, осенью 1941 года была зачислена Валерия Дмитриевна Хомякова. Москвичка, студентка Менделеевского института, она несколько лет занималась в летной школе при столичном аэроклубе. В первые месяцы войны Валерия сменила У-2 на «ястребок» и стала осваивать сложное искусство летчика-истребителя.

В ночь на 25 сентября 1942 года саратовские и энгельсские жители услышали гул приближающегося фашистского бомбардировщика. С ужасом люди ждали, что через минуту — две на улицах разорвутся бомбы, рухнут дома, к кому-то придут смерть, горе. Навстречу «Хейнкелю-111» (по другим данным — «Юнкерс-88») вылетел «ястребок» старшего лейтенанта, заместителя командираэскадрильи 586-го женского авиаполка противовоздушной обо¬роны Валерии Хомяковой.

Прожектора у саратовского железнодорожного моста уже ищут вражеский бомбардировщик. Лучи сближаются, пересекаются между собой. Наконец... Есть! В пучке лучей заметался фашистский самолет.
Теперь дело за истребителем Хомяковой.
— Вылетела я стервятнику в хвост,— рассказывала Валерия после боя,— и сверху дала пулеметно-пушечную очередь. Чувствую, что фашистский стрелок бьет по моему самолету. Отваливаю в сторону и снова даю очередь. Фашист с правым разворотом уходит в пике. Я за ним и поливаю огнем, пока он наконец не загорелся.

Рассказ Хомяковой прост, будничен. Но жители Саратова и Энгельса видели, как сложен и страшен был тот ночной бой.

Наутро летчица со своим полковым командиром поехала посмотреть на свой первый сбитый вражеский самолет. Они увидели обгоревшие обломки «хейнкеля» и трупы четырех летчиков. Среди них, по документам, оказался и руководитель полетами на Саратов и Энгельс офицер Гергард Маак.

По всем фронтам разнеслась весть о Валерии Хомяковой, первой женщине, сбившей в ночном бою бомбардировщик. О ней слагали стихи и песни. Газета Донского фронта «Красная Армия» напечатала стихи младшего сержанта Татьяны Ивановой:
...Все проверив строго и умело, Лейтенант садится, просит взлет. Это наша Хомякова Лера, Славный и отчаянный пилот... Бой закончен, летчик рапортует: «Все в порядке — мой противник сбит!» И семья пилотов торжествует: Счет геройским подвигам открыт.

6 октября 1942 года над Саратовом и Энгельсом вновь завязался ночной воздушный бой. Атакованный группой немецких истребителей, самолет Хомяковой был сбит и рухнул на землю Энгельсского района... Летчицу похоронили на энгельсском городском кладбище.

Жители Энгельса, Саратова, Москвы, Челябинска, Куйбышева свято хранят память о летчице-герое. На средства, собранные школьниками, в Саратове установлен бюст летчицы, а соседняя улица названа именем Хомяковой.

Виктор Иванович Пономаренко родился в Энгельсе в рабочей семье обрусевшего украинца. Когда началась Великая Отечественная, он пошел на войну, командовал танковым взводом. На фронте Пономаренко повезло. Он вернулся живым, с Золотой Звездой Героя на груди и сам смог поведать на страницах газет о своем боевом подвиге.

...В марте 1944 года гитлеровские части, потрепанные под Уманью войсками Второго Украинского фронта, пытались отойти за речку Южный Буг, где могли бы дождаться подкрепления из тыла и закрепиться в обороне.

«Когда командир бригады,— вспоминал Виктор Пономаренко в 1946 году на страницах саратовской областной газеты,— приказал моему взводу (два танка из взвода уже горели после авиационной атаки противника.— Г. М.) захватить плацдарм на противоположном берегу Южного Буга и этим обеспечить переправу всей бригаде, я ответил:
— Умрем, а задание выполним. Командир пожал мне руку и сказал:
— Умереть, младший лейтенант, дело нехитрое. Нужно задание выполнить, фашистов уничтожить, а самим живым остаться».
Чуть позже, в минуты отчаянного боя, Пономаренко не раз вспоминал эти слова комбрига.

Основные события произошли в районе станции Хощевато, толь¬ко что отбитой нашими передовыми частями у гитлеровцев. Вырвавшийся вперед танк Виктора Пономаренко вышел к железнодорожному полотну, по которому приближался эшелон с отступавши-ми фашистскими подразделениями.
«Мы замаскировали танк у насыпи,— рассказывал Пономаренко,— подпустили к себе состав и открыли огонь. Состав запылал в разных местах».
Фашисты выскакивали из пылающих вагонов и натыкались на пулеметные очереди пономаревского танка.

Занимая значительную воинскую должность, Коваленко тем не менее не раз ходил в разведку далеко в тыл врага, выполняя задания командования исключительной важности.Занимая значительную воинскую должность, Коваленко тем не менее не раз ходил в разведку далеко в тыл врага, выполняя задания командования исключительной важности.

Указом Президиума Верховного Совета страны от 24 августа 1944 года Петру Михайловичу Коваленко было присвоено звание Героя Советского Союза, а правительство Югославии наградило его югославским орденом «Партизанская звезда» первой степени.

Виктор Александрович Кондаков родился в Красноармейском районе Саратовской области, но еще мальчиком с семьей переехал в город Энгельс. Тринадцати лет он окончил неполную среднюю школу № 13. Проучившись два года в московской школе ФЗУ при машиностроительном заводе, Виктор вернулся в Энгельс и поступил работать токарем на ремонтно-тракторный завод. Еще со школьных лет Кондаков мечтал о небе, воздушных полетах.

Работая на заводе, юноша одновременно посещал занятия в аэроклубе, а в 1937 году подал заявление в Энгельсское военно-авиационное училище. Отличная учеба позволила Виктору Кондакову после окончания училища остаться в нем инструктором по теории и технике пилотирования.
Прибыв на фронт в октябре 1941 года, Виктор Кондаков служил командиром летного звена, командиром эскадрильи, штурманом полка. Он принимал участие в обороне Ленинграда и Сталинграда, громил врага в Крыму, Донбассе, Белоруссии, Литве.

Все три года участия в воздушных боях и бомбардировках группы ИЛ-2, ведомые командиром В. Кондаковым, умело вели сражения в воздухе и точными бомбометаниями поражали вражеские цели на земле. Только за 2 августа 1943 года, например, эскадрилья Кондакова уничтожила 13 танков противника, через три с половиной недели кондаковцы сбили в воздушном бою 8 фашистских самолетов. 11 апреля 1944 года они за 23 минуты боя подожгли десять танков и подавили две батареи гитлеровцев.

Свой последний бой Кондаков провел в литовском небе 13 октября 1944-го. Тринадцать дней спустя появился Указ о присвоении штурману 136-го гвардейского штурмового авиационного полка майору Виктору Александровичу Кондакову звания Героя Советского Союза. Одна из улиц Энгельса названа именем героя.

О ратных подвигах Героя Советского Союза Виталия Федоровича Суханова жители города Энгельса узнали 22 февраля 1948 года из областной газеты «Коммунист». Для них это сообщение особенно было дорого потому, что Суханов родился в Энгельсе. Восемнадцатилетним юношей, пройдя ускоренный курс обучения в Саратовском танковом училище, Суханов получил звание воентехника 2-го ранга и был отправлен на фронт. Солдатская судьба бросала его то на Западный фронт, то на Сталинградский, с Южного на Второй, Третий и Четвертый Украинские.

В марте 1945 года взвод бронетранспортеров разведывательной роты 4-й гвардейской механизированной бригады под командованием старшего лейтенанта Виталия Суханова принял участие в Венской наступательной операции. Взвод шел впереди пехотной части, разведывая мосты и речные броды, прокладывая маршруты движения, нередко вступая в бой с отставшими подразделениями врага. В районе города Тата противник оказал отчаянное сопротивление. Взвод лейтенанта Суханова ворвался в тыл врага и завязал долгий бой с двумя ротами пехоты. Увлеченная схваткой гитлеровская группировка не заметила, как была окружена нашими основными силами наступления.

При подходе к реке Раба взвод Суханова обнаружил переправу, через которую начали переправляться отступающие части врага. Вступив в бой и захватив мост, бронетранспортеры удерживали его до подхода главных сил.

У села Мошонсольнок гитлеровское командование бросило в атаку против передовых наших частей 13 танков и два батальона автоматчиков. Прорвавшись в расположение противника, взвод Виталия Суханова пулеметным огнем с фланга отсек автоматчиков, заставил их залечь, а когда кончились патроны, бронетранспортеры стали давить фашистов гусеницами. Тем временем наша артиллерия расправилась с танками врага.

3 апреля 1945 года на австро-венгерской границе Суханова тяжело ранило. После девятимесячного лечения он демобилизовался и вернулся в Саратов уже Героем Советского Союза. В Саратове Виталий Федорович закончил автодорожный институт, работал затем в Саратовском институте механизации сельского хозяйства, где защитил кандидатскую диссертацию, получил степень доцента.

В Энгельсском районе в семье рабочего совхоза № 93 родился в 1913 году будущий Герой Советского Союза Михаил Кондратьевич Терещенко.
...Преследуя отступающего противника, стрелковая рота, которой командовал лейтенант Терещенко 26 июня 1944 года, первой из 199-й Смоленской дивизии вышла к Днепру. На противоположном берегу хорошо укрепленные части гитлеровцев прикрывали важную железнодорожную ветвь Могилев — Орша. Удерживать эти позиции враг намеревался не щадя живой силы и техники.

Когда рота Терещенко, получившая приказ форсировать Днепр, попыталась днем приблизиться к берегу, ее встретил сильнейший артиллерийский и минометный огонь. Терещенко решил ждать тем-ноты, но и ночью немцы создали такое мощное ракетное освещение, что о массовой переправе через Днепр без огромного количества жертв не приходилось и думать. Тогда командир роты придумал следующее: трое отважных пловцов и ныряльщиков переплыли через реку, протянув за собой трофейный двухпроводный кабель. На своем берегу Терещенко приказал привязать кабель к трем плотам с укрепленными на них чучелами, и по его сигналу спрятавшиеся в кустарнике на вражеском берегу наши бойцы стали тянуть плоты через реку. Немцы, конечно же, заметили плоты и обрушили на них всю мощь находившейся поблизости артиллерии. А в это время в полукилометре от разрываемых в щепки плотов рота Терещенко почти без выстрелов переправилась на берег противника и внезапно атаковала оборонительную линию фашистов. Враг был отброшен от Днепра.
В этом бою погиб лейтенант Михаил Кондратьевич Терещенко, и звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно.

Василий Никитович Иванцов родился в Калужской области, а в городе Энгельсе поселился в 1945 году, и приехал сюда он с только что присвоенным (24 марта 1945 года) званием Героя Советского Союза.
…Июль 1944 года. Река Западный Буг. Здесь проходила граница между Польшей и Советским Союзом. К восточному берегу реки вышел 170-й гвардейский стрелковый полк 57-й гвардейской Новобургской дивизии. На западном берегу закрепилась в обороне дивизия немцев.

Несмотря на беспрерывный обстрел берега гитлеровцами, наши бойцы получили приказ: форсировать Западный Буг и выбить фашистов с их позиций.
Иванцов бросился в воду и поплыл, держа автомат над головой. Вот уж и берег противника. Выбежавшего из воды на поляну Василия встретила группа вражеских автоматчиков. В тяжелейшем бою Иванцов уничтожил четверых и захватил в плен двоих фашистов. Укрепившись на освобожденной высоте, он помог автоматным огнем своему взводу форсировать реку.

С каждым километром от Западного Буга до реки Вислы сопротивление вражеских войск возрастало.
Прежде чем приступить к форсированию Вислы, комбат отобрал группу солдат, которая должна была первой преодолеть реку и, закрепившись на западном берегу, подавлять огневые точки гитлеровцев во время переправы через Вислу главных наших частей. В отобранную группу вошел и Василий Иванцов. Для переправы десанта командир выделил несколько автомобилей-амфибий.

Вырвавшаяся вперед машина, на которой был и Иванцов, приняла на себя основной огневой удар противника. Неожиданно заглох поврежденный мотор, и амфибия стала тонуть. Иванцов вплавь устремился к западному берегу. С трудом преодолеваются метры. Вот и берег. Навстречу бегут фашисты, намереваясь взять живым русского смельчака. Завязался рукопашный бой. Падает замертво один гитлеровец, второй, третий… седьмой — последний. Гранатами Василий Иванцов поджег два танка, уничтожил два пулемета…
Оглянулся. Бойцы из его батальона преодолевают реку.

Высоким качеством подготовки летчиков Энгельсская военная школа пилотов снискала себе известность далеко за пределами Саратовской области. В годы Великой Отечественной войны воспитанники этой школы отважно и умело вели воздушные бои и бомбардировку вражеских позиций, уничтожали врага в воздухе и на земле. В объемном списке пилотов, прошедших Энгельсскую авиашколу, есть и Герои Советского Союза. Из них около двадцати человек — уроженцы нашей области. Это — балашовец заслуженный летчик-испытатель СССР Ю. А. Гарнаев, генерал-лейтенант авиации М. Г. Мачан, родившийся в Аркадакском районе, генерал-майор авиации К. А. Рябов из Вольска, Ю. И. Пырков - из Балакова, В. Н. Буянов из Новобурасского района, В. Ф. Хохлачев — из Татищевского района, Н. В. Кузнецов из Саратова и другие.

…Окончив в 1939 году Энгельсскую военную школу летчиков, Сергей Иванович Сафронов служил на Дальнем Востоке, а со второго года войны с фашистами до ее окончания сражался в составе воздушных армий под Сталинградом, на Кавказе, в Прибалтике.
После ликвидации сталинградской группировки противника авиачасть, в которой служил Сергей Сафронов, перевели на отдых в Саратовскую область.
В начале 1943 года командир части Герой Советского Союза майор Данилов выехал в колхоз имени Штайнгардта Саратовского района, чтобы принять от колхозников подарок — боевой самолет, купленный ими на свои сбережения. Эта машина затем была передана летчику Сергею Сафронову.

«Хорошо запомнились воздушные схватки, в которых я участвовал на истребителе, подаренном саратовцами,- вспоминал Сергей Иванович.— В первый вылет с пятью товарищами мы вступили в бой с шестнадцатью фашистскими истребителями. Сбили девять. Во втором бою восемь наших «ястребков» встретили двадцать четыре вражеских самолета. Мы подожгли половину из них. Тяжелым был третий бой. Мне было приказано во главе двадцати советских машин остановить семьдесят вражеских самолетов. В этом неравном бою мы сбили двадцать четыре самолета гитлеровцев, потеряли пять своих».
24 августа 1943 года Сергею Ивановичу Сафронову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1945 году майор в отставке Сергей Сафронов приехал в Саратов на постоянное жительство. Будучи командиром звена в Саратовском аэроклубе, он обучал летному делу студента индустриального техникума Юрия Гагарина, будущего космонавта № 1.
В Саратове на проспекте Кирова, на доме, где жил С. И. Сафронов, установлена памятная доска, посвященная летчику.

Уроженец Балаковского района Дмитрий Захарович Тарасов учился в Энгельсской школе военных летчиков с 1935 по 1938 год. С первого дня войны он на переднем крае. А на шестой день — погиб смертью храбрых. Дмитрий Захарович первым повторил подвиг Николая Гастелло. Свой объятый пламенем бомбардировщик с остатками бомб Тарасов направил на плотно двигающуюся вражескую колонну. Сильнейшим взрывом были уничтожены несколько танков и автомашины врага.

Воспитаннику энгельсского неба присвоено звание Героя Советского Союза. Одна из центральных улиц города Энгельса носит имя генерала П. В. Волоха, героя Великой Отечественной войны.

Петр Васильевич родился в 1896 году в семье крестьянина слободы Покровской. Перебиваясь с хлеба на воду, в семье мало думали об образовании сына, потому, окончив начальную школу, четырнадцатилетний Петр пришел в Покровские железнодорожные мастерские осваивать профессию кузнеца. С 1915 года Петр Волох на действительной воинской службе. В гражданскую — он в Красной Армии, участвует в боях против Деникина и Махно.

Война окончилась, но Петр Волох остался в Красной Армии. Окончив курсы комсостава, он в 1926 году принял командование Первым отдельным танковым батальоном. К началу Великой Отечественной войны Петр Васильевич уже генерал-майор бронетанковых войск. Его назначают начальником Главного управления формирования и комплектования автобронетанковых войск Советской Армии. Воинские заслуги Волоха государством оцениваются очень высоко. Он награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, несколькими медалями. Но работа в тылу не для Волоха. Петр Васильевич давно и настойчиво просится на фронт.
Наконец, в июле 1943 года, уже в звании генерал-лейтенанта, он направляется на Юго-Западный фронт командующим бронетанковыми и механи-зированными войсками. Танкисты П. В. Волоха воюют храбро и умело. В составе соединений Советской Армии они освобождают от фашистов город за городом, село за селом. ...В конце августа 1943-го южнее города Изюм танковые части Волоха вели многодневные жестокие бои с гитлеровскими «тиграми» и пехотой. Боями руководил сам генерал Волох. Его командирский танк появлялся то на одном, то на другом участке сражения. Орудие танка точно поражало позиции врага, а гусеницы не раз давили артиллерийские точки противника.

Трудный бой танкисты выиграли, но их командир был убит осколком вражеского снаряда. В память об этом сражении в городе Изюме нашему земляку Петру Васильевичу Волоху поставлен памятник, а на его родине именем героя-танкиста названа одна из улиц.

С нашим городом связана небольшая страничка жизни еще одного мужественного генерала... В течение лета 1918 года 25-летний Иван Панфилов часто бывал в Покровске. Он работал на речной переправе Покровск — Саратов. Отсюда же пошел добровольцем в Красную Армию, был зачислен в 1-й Саратовский пехотный полк 25-й Чапаевской дивизии.

Осенью 1941 года 316-я стрелковая дивизия под командованием легендарного генерала Ивана Васильевича Панфилова 33 дня удер-живала на Волоколамском направлении рвущегося к Москве врага. За умелое командование дивизией и личную отвагу генерал-майору И. В. Панфилову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Автор текста Генадий Мишин.
Рубрики: Литература
волга
Саратов Сегодня - новости и журнал
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 24/10/2017 12:44