Люди, историей ставшие - И. В. Куховаренко II - Волга Фото

Волга Фото

Люди, историей ставшие - И. В. Куховаренко II

 Люди, историей ставшие - И. В. Куховаренко II - Волга Фото
И. В. Куховаренко Не могу не привести выдержку из речи Ивана Варфоломеевича Куховаренко на первом заседании Думы 16 марта 1916 года: «Получив городское самоуправление, мы не получили от слободы никаких доходных статей».

В мае того же года он образно говорил о трудностях переходного периода: «Наш город Покровск очутился в безвыходном положении: средств никаких нет, между тем к городу предъявляются невыполнимые требования, предполагающие громадные затраты.

Представьте себе тройку лошадей, запряжённых в экипаж. Тройка мчится, но её хлещут кнутами и сдерживают вожжами. Обыватели, в свою очередь, со всех сторон набрасываются на разнузданную тройку и тоже, каждый по-своему, со всех сторон хлещут её. А тройка, выбиваясь из сил, не может двигаться ни вперёд, ни назад». Эти выдержки характеризуют его как вдумчивого, обстоятельного, толкового руководителя, болеющего за порученное дело.

Но и в эти напряжённейшие дни, в круговерти меняющихся событий, он нашёл время и силы, чтобы в начале 1917 года в числе директоров отделений столичных банков, а также А. И. Новикова, земского начальника и других стать учредителем Общества вспомоществования недостаточным студентам. А время неумолимо приближалось к «Великому Октябрю».

После февральской революции 1917 года в городе, и без того криминальном, началась настоящая вакханалия противоправных действий вплоть до ареста всех чинов полиции и жандармерии.
Были жестоко разграблены огромный винный склад наследников...
Были жестоко разграблены огромный винный склад наследников Д. Е. Думлера на Троицкой площади и магазин братьев Думлеров на Базарной площади. Вино текло рекой со всеми «вытекающими» последствиями. Грабились квартиры, другие магазины, потери владельцев составляли десятки тысяч рублей.

Порядок тогда восстановился после прибытия из Саратова 600 солдат. Но время митингов и грабежей продолжалось.

С июня 1917 года началась подготовка к выборам в новую, «демократическую», Думу и, соответственно, замене исполнительной власти в городе. Появилось письмо от группы солдат, в котором они требуют немедленно собрать всех покровских буржуев и отправить их на фронт, а городского голову И. В. Куховаренко – в первую очередь!..

Какая неблагодарность! Напрочь забыли авторы-солдаты и о совсем недавней помощи «буржуев» раненым солдатам, размещённым по их особнякам, и письмах совсем других солдат, где те благодарили «буржуев» за уход и помощь при лечении и при отправке на фронт. Но «подогретые» агитацией, прибывшие из разных мест, ничего не знавшие о благотворительности и благотворителях города, они оголтело требовали свободы, понимая её как вседозволенность…

Не буду приводить хронику драматических событий июля-октября 1917 года, когда на фоне негатива (ежедневный приток беженцев и пленных австрийцев, которых директивно требовалось разместить, всеобщий рост цен, особенно на продукты питания, хлебный кризис, создание нелегитимных «советов», «союзов» и другого) Иван Варфоломеевич как истинный патриот не в состоянии противостоять нарастающему хаосу, в сентябре 1917 года подал заявление об отставке.
А негативные события нарастали. В городе значительно ограничили...
А негативные события нарастали. В городе значительно ограничили продажу муки и хлеба. Своё недовольство обыватели выплёскивали на городского голову, причём и буквально, врываясь в его дом с угрозами. Кульминацией стал день 4 сентября, когда громадной толпе, собравшейся на Базарной площади для покупки муки, было объявлено о новом повышении цены. Это было распоряжение из Самары, но народ ничего не хотел слушать и требовал отпуска муки по старой цене.

Иван Варфоломеевич пытался успокоить толпу, ссылаясь на распоряжение Самарского продкомитета, но толпа видела только в нём причину повышения цены. И началась дикая расправа – избиение городского головы. За него вступился его сын-студент, но толпа набросилась и на него – ему ничего не оставалось, как бежать. А от толпы Ивана Варфоломеевича отбили солдаты и милиция. Об этом писал «Саратовский вестник» 5 сентября 1917 года.

В этот же день в городе было объявлено военное положение, а заявление об отставке – удовлетворено. Но город не мог оставаться без руководителя Управы. И тогда же, 4 сентября, на экстренном заседании городской Думы под председательством С. П. Петрова городским головой избрали Н. А. Годлевского, бывшего до этого секретарём Управы.

И чтобы закончить рассказ об исполнительной власти города того времени, отмечу, что вскоре (24 сентября 1917 года) он был переизбран. Управу возглавил человек с симптоматичной (тогда) фамилией – И. И. Лютый (третий и последний городской голова)…

Затем последовали известные события, и семья И. В. Куховаренко - крепкого хозяина, селекционера, общественного деятеля была «уплотнена», его особняк в Хорольском переулке, 9 – национализирован.

А семья была немаленькая. Это стало известно из документа, о котором я упоминал выше. Для постановки на учёт «бывших» и решения их дальнейшей участи существовала «Инструкция НКВД о порядке регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности в царском и буржуазном строе».

Из её материалов видно, в частности, что в 1919-1920 годах, кроме Ивана Варфоломеевича, в семье проживали его психически больная жена Татьяна Егоровна и дети: сын Михаил 32 лет, агроном; сын Виктор 22 лет, учащийся; сын Юрий 20 лет, работавший в Красном Куте (там, видимо, были родственники по матери); сын Александр 19 лет; сын Вячеслав 12 лет, учащийся; ещё один сын 25 лет – имя записано неразборчиво; дочь Мария 33 лет, больная; дочь Таисия 28 лет; дочь Анастасия 25 лет, служащая; дочь Антонина 14 лет, учащаяся; дочь Раиса 11 лет, учащаяся…

Как ни прискорбно, но жизнь самого Ивана Варфоломеевича подходила к концу. Он ушёл в мир иной в 1922 году. Скупая запись подотдела ЗАГСа Покровского уездного исполкома Совета рабочих и крестьянских депутатов говорит, что 20 мая 1922 года он скончался в клинике при университете Саратова от рака пищевода. Заявление о смерти сделал его сын, Виктор Иванович Куховаренко…

Видимо, до этой скорбной даты он был востребован новой властью как опытный во многих отраслях сельского хозяйства специалист (по аналогии с И. И. Пустовойтовым, А. И. Новиковым, Ф. Д. Думлером, С. Г. Щербаковым). Но это продолжалось бы, несомненно, до 1929 года, а тогда он как «эксплуататор чужого труда» (в прошлом) был бы лишён избирательных прав, выселен из дома и отправлен в ссылку или на поселение.

Пострадали бы и дети, ставшие «лишенцами»: путь в вузы и средние специальные заведения им был бы закрыт, поступить на нерядовую работу стало бы невозможным. А оснований для такого сценария было достаточно. В упомянутом документе констатировалось: «До революции засевал от 300 до 900 десятин хлеба, собственной земли имел 500 десятин; на него работало от 5 до 15 человек». Это бы и стало приговором в 1929 году.

Анатолий Гредченко "Новая газета - Энгельс" № 8 (136) 27 февраля 2024 г.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / Люди, историей ставшие - И. В. Куховаренко II
волга
Саратов Сегодня - новости и журнал
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 19/07/2024 23:56