Алексей Ильич Кравченко - Волга Фото

Волга Фото

Алексей Ильич Кравченко

Алексей Ильич Кравченко - Волга Фото
31 мая 2015 года исполнилось 75 лет со дня кончины известного русского, советского художника, классика гравюры, замечательного книжного иллюстратора, почётного гражданина города Энгельса с 1997 года Алексея Ильича Кравченко.

В связи с этим, не делая акцента на анализ творчества всемирно известного художника, мне хочется осветить некоторые страницы его жизни, многие из которых связаны с Покровском и Саратовом.
Мой рассказ был бы неполным без тех сведений, которые я узнал от внука Алексея Ильича – Алексея Сергеевича Кравченко – во время наших общений. Также я благодарен ему за копии фотографий, малая часть которых здесь представлена и публикуется впервые.

Итак… В архиве немцев Поволжья в городе Энгельсе в книге рождений, бракосочетаний и смерти Свято-Троицкой церкви есть запись, что у государственного крестьянина Ильи Алексеевича Кравченко и его жены Степаниды Яковлевны в слободе Покровской 1 февраля 1889 года родился сын Алексей. Хочу отметить, что дата указана по старому стилю, по новому стилю это 11 февраля.

Отец будущего художника происходил из семьи землевладельцев Кравченко, родовое гнездо которых находилось на углу улиц Новоузенской (Нестерова) и Линейной (Пушкина). Мать – из семьи Россошанских, Якова Ивановича и его жены Евдокии Фёдоровны. Предположительно, они занимались торговлей бакалеей, имели доходные дома и проживали на улице Крестовой (Калинина).

Родился и первые годы своей жизни мальчик провёл в упомянутом родовом гнезде (сейчас это дом № 33 по ул. Пушкина). На доме (он почему-то не является объектом культурного наследия и запланирован под снос) висит памятная доска с надписью: «В этом доме родился в 1889 году выдающийся художник Алексей Ильич Кравченко».

В то время в доме проживали три брата Кравченко с семьями: Никифор (мой прапрадед), Илья (отец художника) и Тимофей (прапрадед В. К. Серёженко, известного в городе краеведа и публициста). Вскоре Тимофей отделился и обустроился рядом – в доме № 2 на ул. Новоузенской (Нестерова).

К великому несчастью, Степанида Яковлевна стала вдовой, когда её сын не достиг и двухлетнего возраста: в 1890 году, 34 лет от роду, Илья Алексеевич, её муж, умер. Все заботы по воспитанию и образованию сына легли на плечи матери и её родителей – Якова Ивановича и Евдокии Фёдоровны Россошанских.

В 1902 году Алексей поступил в Московское частное реальное училище, где обучался по 1904 год, но не суждено ему было закончить это училище и стать техническим специалистом: учитель рисования, увидев у него большие способности к изобразительному искусству, посоветовал ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

В 1904 году, выдержав трудный экзамен – 300 человек на 11 мест (это 27 человек на одно место!), он поступил в это знаменитое училище и успешно обучался у таких корифеев, как К. Коровин, В. Серов, А. Васнецов.
Летом, во время каникул, он приезжал на малую родину – в Покровскую слободу, где много рисовал. Появились живописные пейзажи с видами Волги, которые высоко оценили московские специалисты.
После окончания обучения он много путешествовал по России, был в Италии, Греции. Итальянские и русские пейзажи получили высокое признание на выставках в 1911 году. Несколько работ этого периода были куплены для императорской коллекции, а ряд его живописных работ были приобретены Румянцевским музеем и Третьяковской галереей.

В 1914 году в Москве Алексей Ильич знакомится с землячкой – Ксенией Степановной Тихоновой, которая училась в Москве на Высших женских курсах Герье. Она была дочерью купца, первого председателя биржевого комитета Хлебной биржи, впоследствии гласного Саратовской городской думы Степана Григорьевича Тихонова.

В августе 1915 года Алексей Ильич гостит на даче родителей Ксении в окрестностях Покровска на реке Саратовке (предположительно, нынешний район Детского санатория).
А в августе 1915 года они венчались в Москве. Их венчальная икона сохранилась и передаётся из поколения в поколение. Эта икона, а также столовое серебро, входящее в приданое невесты, были изготовлены по специальному заказу известной московской ювелирной фирмой Хлебникова.

В это время Степан Григорьевич приобретает 2-этажный каменный особняк с садом в Саратове на ул. Малая Сергиевская, 100 (ныне ул. Мичурина, 69), где до его трагической гибели в 1919 году будет проживать он с супругой Еленой Васильевной (урождённой Кобзарь), их дочь Ксения и Алексей Ильич. Елена Васильевна была из семьи Кобзарей, одной из самых известных фамилий слободы, достаточно сказать, что улица Коммунистическая до переименования была Кобзарёвой.

Семьи Ухиных, Кобзарей, Тихоновых были близки между собой, состояли в родственных связях. Конечно же, центром притяжения этих семей был Николай Алексеевич Ухин и как старший по возрасту, и по своему положению. Это наглядно видно на уникальной фотографии, сделанной около 1913 года.

Часто семьи собирались в его особняке на Базарной площади (сейчас это пл. Ленина, 36) за праздничным столом. Не ошибусь в оценке, если скажу, что это самое большое дореволюционное частное жилое строение в слободе.
В настоящее время в нём заканчиваются реставрационные работы и будет открыта картинная галерея Андрея Мыльникова – филиал Саратовского музея им. Радищева. При реконструкции обнаружились некоторые особенности строения. Так, гидроизоляцией фундамента от кладки служили полотна берестяной коры, теплоизоляцией зазоров между рамами окон и кирпичом служила шерсть, вероятно, верблюжья. Это не экзотика, т. к. по годовому отчёту Покровского волостного правления на 01.01.1898 года в слободе было 411 верблюдов. Ещё я обратил внимание, что каждая партия кирпича (т. е. один кирпич из партии) имеет клеймо БР.П – возможно, это «братья» и «П» - первая буква их фамилии. В слободе в 1897 году и позже существовало 6 кирпичных заводов, но фамилии известных мне владельцев не подходят.

Но вернёмся к нашему рассказу.

В 1915 году Алексей Ильич Кравченко приобретает большую квартиру в только что отстроенном доме в Чистом переулке в Москве, но медовый месяц молодожёнов там продолжался недолго: 15 ноября 1915 года его призывают в действующую армию.

Зачислен он был в Дворянский санитарный отряд военным корреспондентом. До лета 1917 года с небольшими перерывами он будет корреспондентом московских газет и журналов.
Сто лет назад там печатались сделанные им фотографии – это ещё одна сторона его творчества. Несколько из их множества – перед вами.
Весной 1916 года он получил отпуск и провёл его на уже упоминавшейся ранее даче родителей жены на реке Саратовке.

В августе 1916 года в Саратове у молодой семьи рождается дочь Наталья. Она жива и здравствует поныне: проживает в окружении своих сыновей Алексея Сергеевича и Сергея Сергеевича и их семей на даче знаменитого посёлка Николина Гора, одного из самых известных стародачных мест Подмосковья…

После освобождения от военной службы летом 1917 года Алексей Ильич приезжает на малую родину, где интенсивно работает. В этот период (точнее, 1915-1917 гг.) им написаны, в частности, картина «На лодке. Окрестности Покровского», выполнены гравюры «Молния (Гроза на Волге)», «Барки (на Волге)», «Город на Волге». Даже в названиях этих работ чувствуется его неравнодушие к родным краям. Существуют и его фотографии этого периода, связанные с Волгой и Саратовом.

В конце ноября 1917 года в результате известных событий семья Кравченко переезжает в Москву, в квартиру дома в Чистом переулке. Но уже через несколько месяцев, в марте 1918 года, по распоряжению наркома просвещения А. В. Луначарского Алексея Кравченко направляют в Саратов для руководства делами изобразительного искусства.

Неофициальная подоплёка этого направления состояла в том, что нарком, благоволивший и знавший художника, решил удалить его из столицы, так как на него начались нападки как на «певца буржуазии», проповедующего в своём творчестве не «революционный авангард», а «буржуазно-романтический» стиль. Эти обвинения в то время были очень серьёзными и могли закончиться для Кравченко весьма плачевно.

В Саратове Алексей Ильич возглавил губернскую комиссию ИЗО и стал директором Радищевского музея. Его семья проживала в 1918-1919 годах в упомянутом ранее доме на улице Малая Сергиевская (сейчас Мичурина).
В книге В. Д. Зернова (1876-1946 гг.) «Записки русского интеллигента» (М, 2005 г., издательство «Индрик») есть сюжет, посвящённый как раз этому дому. Автор (в то время он был ректором Саратовского университета) пишет:
«…Я нашёл очень симпатичную квартиру на Малой Сергиевской. Это был двухэтажный дом с садом. Мы заняли сначала всю квартиру в первом этаже. У нас был балкон, выходивший в сад. А в верхнем этаже ещё жили хозяева дома – Тихоновы. Когда-то это были богатые люди из купцов. Старик являлся гласным городской думы. Старший Тихонов коммерческими делами уже не занимался и спокойно жил себе в своём доме с женой Еленой Васильевной, очень милой старушкой, и дочерью Ксенией Степановной, которая была замужем за художником Кравченко. Весной 1919 года старик был арестован в качестве заложника и после взрыва в Москве в Леонтьевском переулке расстрелян».

Прервём пока цитирование и напомним о теракте почти столетней давности, случившемся 25 сентября 1919 года в помещении Московского комитета РКП(б). Тогда погибли 12 человек, а 55 были ранены (среди них Николай Бухарин). В ответ на это по стране прокатилась очередная волна красного террора. В частности, в Саратове были расстреляны 28 человек, в том числе «помещик Тихонов Степан Григорьевич, владелец 800 десятин земли». Расстрел был произведён 30 сентября 1919 года.

Далее в книге Зернова говорится: «Ещё осенью 1919 года Тихонов, хозяин дома, где мы жили, был расстрелян, семья выселена, квартира опустошена, и в неё (она размещалась как раз над нами) поселили какую-то воинскую часть. Была уже зима. Уборная в квартире сейчас же была приведена в полную негодность. Для военных построили уборную во дворе.
Проходя однажды по коридору, я заметил, что на потолке появились мокрые пятна, а потом с потолка начало даже капать. Пройдя наверх, я обнаружил, что новые квартиранты, чтобы не ходить в холодную уборную, справляют свои дела прямо на пол в коридоре, а чтобы не намочить ног, по всему коридору положили кирпичи, по которым ходят. Я тут же отправился в санитарную часть и добился осмотра санитарными врачами этого безобразия. В конце концов новых квартирантов выселили, а помещение передали университету».

Так красивый особняк был превращён сначала в общежитие для профессорско-преподавательского состава Саратовского университета, а потом в «коммуналку».
Этот саратовский период жизни и творчества Алексея Ильича Кравченко (март 1918-го – август 1921 года) очень ярок и многогранен: это и административная работа – директор музея, декан графического факультета, возобновившего свою работу в стенах музея Боголюбовского рисовального училища, переименованного в Высшие свободные художественно-технические мастерские; и творческая деятельность – преподавание в одной из мастерских училища, создание множества живописных работ, офортов и ксилографий, выполнение декораций для Саратовского драмтеатра, работа в области монументального искусства…

После посещения Саратова и Покровска в феврале 1921 года А. В. Луначарским и его встречи с Кравченко в стенах Радищевского музея, где нарком дал положительную оценку деятельности художника, Луначарский отозвал его в Москву. Там Алексея Ильича ждала бурная и плодотворная деятельность ещё почти двадцать лет.

В 1935 году была напечатана книга С. Разумовской (дочери первого ректора Саратовского университета) «А. И. Кравченко», где, в частности, отмечалось, что за период 1906 – 1935 гг. он участвовал в 58 отечественных выставках (т. е. две выставки в год!!! – А. Г.), в 15 зарубежных выставках (Германия, Америка, Франция, Япония, Флоренция, Венеция, Голландия, Швейцария). А в добротно изданном в 1986 году труде вице-президента Академии художеств В. С. Кеменова «Алексей Кравченко» с подзаголовком «Живопись. Станковая гравюра. Книжная иллюстрация» говорится, что за свою жизнь художник создал свыше трёхсот живописных работ, более тысячи гравюр на дереве, около двухсот офортов и огромное количество рисунков.

Замечательный книжный иллюстратор, он с 1923 по 1940 год создал гравюры к произведениям двадцати трёх русских, советских и зарубежных авторов, отдавая предпочтение А. Пушкину, Н. Гоголю, О. Бальзаку, С. Цвейгу. Мастер выполнил множество экслибрисов как для отдельных лиц, так и для выставок, различных учреждений, церквей, Кремля, мавзолея и др.

В 1924-1931 гг. он был членом-учредителем художественного объединения «Четыре искусства», которое состояло из живописцев, скульпторов, графиков, архитекторов (В. Мухина, К. Петров-Водкин, В. Фаворский, А. Щусев и др.). С 1935 года он становится профессором Московского института изобразительных искусств.

Яркие личности того времени, часто с противоположным мировоззрением, были его друзьями: нарком просвещения А. В. Луначарский (1875 – 1933 гг.) и А. Н. Бенуа (1870-1960 гг.), русский художник, историк искусства, в 1926 году покинувший СССР, не вернувшись из зарубежной командировки; В. А. Антонов-Овсеенко (1883-1938 гг.), «человек в пенсне», руководитель штурма Зимнего дворца в 1917 году, впоследствии находившийся на ответственной работе в Наркоминделе, и Б. А. Пильняк, писатель и литературный деятель, наш земляк, репрессированный и расстрелянный в 1938 году. Кравченко часто встречался с одним из основоположников советской кинематографии кинорежиссёром В. С. Пудовкиным. Он был дружен и с А. В. Чаяновым (1888 – 1937 гг.), экономистом-аграрником, создателем аграрно-экономической теории в России в первой половине ХХ века, социологом, писателем, расстрелянным в 1937 году. Интересен такой факт: в 1929 году Алексей Ильич был командирован в Нью-Йорк для организации художественного отдела выставки советского искусства. Здесь он, помимо организационной работы, выполняет серию гравюр на дереве «Нью-Йорк».

К нему поступило много других заказов, но в это время он получает письмо от Чаянова, где тот сообщает, что внёс пай за участок земли, надо приезжать и выбирать участок, что Алексей Ильич, прервав все заказы, незамедлительно сделал. Так он стал членом ДСК РАНИС (дачно-строительный кооператив работников науки и искусства) на Николиной Горе, а выстроенная им дача просуществовала до пожара в 1990 году, после этого она была отстроена вновь.

Многие из близких ему людей были репрессированы. Эта участь не постигла Алексея Ильича, но, по рассказу его внука Алексея Сергеевича, семья в 1937-38 гг. не ложилась спать и бодрствовала с узелком необходимых вещей до четырёх часов утра, ожидая ареста… Но другая беда подстерегала его: интенсивная творческая, организационная, преподавательская деятельность сказалась на здоровье – не выдержало сердце, и 31 мая 1940 года его не стало.
Но осталось большое творческое наследие: произведения художника находятся в Третьяковской галерее, Русском музее, Музее изобразительных искусство им. Пушкина, Метрополитен-музее в США, в музее им. Радищева, в Энгельсском краеведческом музее, во многих других музеях и частных коллекциях у нас в стране и за рубежом.

Большая творческая семья, корни которой уходят в слободу Покровскую XIX века, продолжила и продолжает его дело. Судите сами. Его жена Ксения Степановна (1896-1980 гг.) была искусствоведом, заслуженным деятелем искусств РСФСР, ею написано множество статей и монографий о русских и зарубежных художниках.

Дочери Алексея Ильича Лина (1911 – 1967 гг.) и Наталья (р. 1916 г.) были художниками.
Муж Лины – Борис Преображенский (1910 – 1995 гг.) – художник, их дочь Елена (1943 – 2010 гг.) – скульптор.
Сын Натальи – Алексей Кравченко (р. 1944 г.) – архитектор, его жена Анна (р. 1952 г.) – архитектор, преподаватель Строгановского училища.
Их дочь Ксения (р. 1975 г.) занимается живописью и керамикой, а сын Антон (р. 1986 г.) – архитектор.
Известный саратовский искусствовед Эмилий Арбитман назвал рождение Алексея Кравченко, художника с мировым уровнем, в заштатной Покровской слободе предметом огромной культурной гордости для жителей современного Энгельса. Как верно сказано! Нам остаётся только следовать этому и, не уподобляясь иванам, не помнящим родства, не предавать забвению память о всемирно известном художнике-земляке.

Автор текста Анатолий ГРЕДЧЕНКО. Фотографии предоставлены Анатолием ГРЕДЧЕНКО.
А. И. Кравченко за выполнением гравюры. 1930-е гг.
А. И. Кравченко за выполнением гравюры. 1930-е гг.
А. И. Кравченко на даче. Николина гора, 1930-е гг.
А. И. Кравченко на даче. Николина гора, 1930-е гг.
А. И. Кравченко с дочерью Натальей на балконе дома № 100 на...
А. И. Кравченко с дочерью Натальей на балконе дома № 100 на ул. М. Сергиевская, 1917 г.
А. И. Кравченко с тестем С. Г. Тихоновым на даче на реке Саратовке,...
А. И. Кравченко с тестем С. Г. Тихоновым на даче на реке Саратовке, весна 1916 г.
В. С. Пудовкин с женой и дочерью художника во дворе дачи....
В. С. Пудовкин с женой и дочерью художника во дворе дачи. Николина гора, 1930-е гг.
Во время службы в Дворянском санитарном отряде. 1915 – 1917...
Во время службы в Дворянском санитарном отряде. 1915 – 1917 гг.
Военные фото Кравченко.
Военные фото Кравченко.
Военные фото Кравченко.
Военные фото Кравченко.
Дом на ул. М. Сергиевская (Мичурина, 69). У входа стоит С. Г....
Дом на ул. М. Сергиевская (Мичурина, 69). У входа стоит С. Г. Тихонов. Ок. 1916 г.
Дом, где родился А. И. Кравченко (сейчас ул. Пушкина, 33). Фото...
Дом, где родился А. И. Кравченко (сейчас ул. Пушкина, 33). Фото А. Гредченко.
Жена Кравченко с отцом на даче. Весна 1916 г.
Жена Кравченко с отцом на даче. Весна 1916 г.
Родственные семьи Ухиных, Кобзарей, Тихоновых за праздничным...
Родственные семьи Ухиных, Кобзарей, Тихоновых за праздничным столом в особняке Н. А. Ухина. Стоят: С. Г. Тихонов, А. Н. Ухин (сын Н. А. Ухина), К. Н. Куценко (внучка Н. А. Ухина), Н. А. Ухин. Сидят: Е. В. Тихонова (Кобзарь), К. Ф. Ухина (Кобзарь) – жена А. Н. Ухина, Е. Н. Ухина (Куценко) – дочь Н. А. Ухина, рядом её муж Н. В. Куценко, М. Г. Ухина (Тихонова) – жена Н. А. Ухина, сестра С. Г. Тихонова. Ок. 1913 г
С. Г. Тихонов (1856 – 1919 гг.), отец жены художника, ок. 1910 г.
С. Г. Тихонов (1856 – 1919 гг.), отец жены художника, ок. 1910 г.
С. Г. Тихонов с дочьрью Ксенией на курорте Сан-Ремо (Италия),...
С. Г. Тихонов с дочьрью Ксенией на курорте Сан-Ремо (Италия), 1913 г.
С. Г. Тихонов с женой и дочерью во дворе дома по ул. М. Сергиевская...
С. Г. Тихонов с женой и дочерью во дворе дома по ул. М. Сергиевская (Мичурина, 69), ок. 1916 г.

С. Г. Тихонов с женой и дочерью во дворе дома по ул. М. Сергиевская...
С. Г. Тихонов с женой и дочерью во дворе дома по ул. М. Сергиевская (Мичурина, 69), ок. 1916 г.
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 28/11/2020 08:54