«Капрон» глазами вчерашних школьниц - Волга Фото

Волга Фото

«Капрон» глазами вчерашних школьниц

«Капрон» глазами вчерашних школьниц  - Волга Фото
Шестидесятые годы ХХ века стали для нас – двух подруг – судьбоносными, определив все следующие шаги в жизни. По разным причинам: одна – по семейным обстоятельствам, другая - не прошли по конкурсу в СГУ, попали работать на Энгельсский завод химического волокна, именуемый в городе «Капрон».

После города Пугачёва (откуда я была родом), где было всего два завода (завод сухого моло- ка и ремонтный завод), Энгельс показался мне более современным городом, в котором труди- лись тысячи молодых людей, приехавших на стройку «Химволокна» и оставшихся здесь работать. Мой рабочий стаж начался несколько раньше, а подруга – Татьяна Устинова, присоединилась попозже. Мы подружились с ней сразу, и эта дружба осталась крепкой по сей день. В будущем году мы будем отмечать 60-летие своей дружбы... Завод сразу поразил нас своим размахом.

Исследовательская лаборатория капронового производства, где мы оказались, занималась вопросами повышения качества капроновой нити: повышением её прочности, снижением её электризуемости, обеспечением нужной плотности и проходимости на текстильном оборудовании, и другим. При этом приходилось освоить большое количество анализов и методов испытания. Всё это осваивалось нами достаточно легко, к тому же весь коллектив лаборантов относился к нам доброжелательно, с заботой, с поддержкой. Поэтому по сей день мы с благодарностью помним Майю Григорьевну Никифорову, Веру Зайкину, сестёр Тамару и Валю Петровых, Галю Лосеву, Тоню Кисимову и других.
Были у нас и наставницы: Рая Горбулёва, Галя Чепурная, с...
Были у нас и наставницы: Рая Горбулёва, Галя Чепурная, с которыми мы делали первые шаги. Надо отметить, что ученицы мы были способные, каждый вид работ осваивали легко и быстро, делали всё с удовольствием. Из всех работ самой нудной была – следить за количеством обрывов нити, стоя возле крутильной машины, в течение 8-часовой смены (это называлось проходимость нити). Крутильщицы, как правило, терпеть не могли нашего присутствия. Но со временем мы освоили даже обслуживание крутильных машин, потому крутильщицы изредка оставляли нас, убегая пообедать или сделать маникюр. Это, конечно, было нарушением техники безопасности, но редкое. Вообще, мы относились к безопасности очень добросовестно.

Тем не менее во время работы в лаборатории я однажды чуть-чуть пролила серную кислоту, которая попала на палец. Я, конечно, всё сделала по правилам: промыла водой и нужным реактивом, но след (пятнышко) от этого ожога остался до сих пор. Мне было стыдно признаться в содеянном, я никому не сказала об этом «несчастном случае».

Но за годы работы был со мной и настоящий несчастный случай, когда из прядильного цеха в крутильный я несла несколько шпуль, нанизав их на обе руки, и не заметила, как ногой попала в технический цеховой колодец, где крышка с ребристой кромкой была немного сдвинута. Ногу я повредила сильно, больной она осталась на всю жизнь. Но тогда и разбор был по всем правилам: несколько человек уточняли ситуацию, кого то осуждали, кого-то наказывали, какой-то молодой парнишка что-то записывал: его облик тот- час же стёрся из моей памяти. А спустя годы в компании друзей я познакомилась с молодым человеком – главным инженером проектного института. В разговоре мы выяснили, что оба когда-то в юности работали на «капроне» и что тот несчастный случай оформляли в отделе ТБ, где некоторое время и работал этот человек. Так получилось, что знакомство наше продолжилось, а впоследствии он стал моим мужем.
Поскольку я была не из местных, то в период работы на «капроне»...
Поскольку я была не из местных, то в период работы на «капроне» проживала в общежитии – это было самое первое общежитие на остановке "6-й квартал". Общежитие – очень своеобразная составляющая всей жизни предприятия. Это сегодня мы понимаем, что это общий дом, где рождается дружба, возникает любовь, где учатся плохому и хорошему. Всё это мы усваивали. Мы жили втроём в комнате. Лида Гаврилова – лаборант ацетатного производства, работала по направлению после окончания техникума в г. Калинине (Тверь). Она была много старше нас, очень красивая девушка, со взрослыми и поэтому правильными решениями и рекомендациями. Было жаль с ней расставаться, когда она уезжала домой, отработав положенный срок. С ней мы поддерживали отношения ещё много лет. Тая Кучина работала, если правильно помню, крутильщицей. Она ждала своего любимого юношу из армии, по его возвращении они поженились и из общежития она ушла. Жили мы в целом дружно. У нас были общие обеды, общие развлечения.

Жёсткий порядок в общежитии поддерживали комендант, воспитатель, дежурный вахтёр и кто-либо из проживающих. Тем не менее было очень трудно сдерживать особей мужского пола, желающих пробраться в комнаты девушек. Они это делали обманным путём: подкупом, через хозяйственный двор, через балкон и прочее. Один из таких кавалеров в нетрезвом виде, пытаясь попасть на этаж через балкон, сорвался с него и получил сложный перелом ноги. Дело было ночью, его рёв от боли разбудил в тот момент весь посёлок. К счастью, девушка его таки вышла за него замуж.

А кавалеры продолжали атаковать женское общежитие с неменьшей силой... Времена были трудными, даже приличных продуктов не было в доступе. Помнится случай, когда в продаже не было муки, а нам очень хотелось полакомиться блинчиками. Девочке из соседней комнаты прислали муку из деревни, и она пекла блины на общей кухне, дразня всех. Мы с Лидой развели тесто из вермишели, но это было совершенно не то, и, не сдержавшись, когда соседка унесла в комнату очередную порцию блинов, испекли из её теста два блина и съели. Кража была замечена, соседка отчитала нас. Вернувшись в комнату, мы сели на свои кровати и расплакались. Конечно, было стыдно. Пошли к соседке извиняться, потому получили прощение и ещё пару блинов в придачу…

А однажды была совершена настоящая кража. Из капроновой нити с хорошими качествами, отработанными в нашей лаборатории, было соткано трикотажное полотно, из которого сшили экспериментальную кофту с воротником, перламутровыми пуговицами, белоснежную и очень красивую. Мне было поручено, используя её «по назначению», постоянно следить за возможными изменениями, фиксировать их. Она отличалась красотой, все мне завидовали.
На следующем этапе исследований кофта была выкрашена в ярко-синий цвет, и она стала восхищать всех ещё больше. Как-то после стирки и сушки в общей комнате кофта исчезла. Комендант сразу определила вора – это была девушка с другого этажа. Кофту мне вернули уже насовсем, но я её носить больше не захотела. Девочку-воровку выгнали с общежития...

Такие негативные события многому нас учили. Мы становились серьёзнее, грамотнее, получали разряды, обсуждали с руководителями работ результаты наших исследований. Лабораторию возглавляла при нас Елена Николаевна Лютая. По нашему мнению, это был, возможно, самый грамотный человек на производстве. Она окончила Московский химико-технологический институт им. Д. И. Менделеева – красивая, умная, деловая, строгая, требовательная, под стать главному инженеру на таком предприятии. Не менее значимыми были Галина Алексеевна Пыткова, окончившая Ленинградский текстильный институт; Наталья Вадимовна Сажина, окончившая Саратовский госуниверситет; Тамара Григорьевна Истомина, Лилия Давыдовна Берсенева.
Мы восхищались этими женщинами, они нас покоряли всем: своим...
Мы восхищались этими женщинами, они нас покоряли всем: своим видом, своим вкусом, интеллигентностью, эрудицией и, конечно, образованностью. Мы уже сами обрабатывали результаты, видели необходимость углублять исследования или удовлетворяться полученными. То есть с уверенностью понимали, что дело, которым мы занимаемся, именно то, что нам надо, что мы хотим заниматься только этим. Поэтому, когда открылся в Энгельсе факультет политехнического института со специальностью «Технология химических волокон», мы, не раздумывая, выбрали её.

А пока мы продолжали восхищаться влиянием любимого нами предприятия на развитие города. Его размах, его перспективы в корне меняли облик города: вырос вокруг огромный посёлок, на предприятии увеличивалось количество работающих, процветала художественная самодеятельность. Широко развивался спорт, появился Дворец культуры «Дружба», бассейн, стадион. Но больше всего нас продолжали восхищать помещения разных лабораторий в ЦЗЛ. Они были оснащены самым современным и совершенным оборудованием того времени, везде были сверкающая чистота и порядок, белоснежные халаты тоже служили украшением в работе. В таких условиях хотелось работать всегда.
Многие события остались памятными с тех далёких пор. Например,...
Многие события остались памятными с тех далёких пор. Например, приезд на «Химволокно» Ю. А. Гагарина с супругой в 1965 году. Они были окружены толпой, но мы ещё раз, хоть и издалека, полюбовались улыбкой первого космонавта. Памятным осталось и такое событие, как открытие кинотеатра «Спутник». На время он даже привлекал внимание больше, чем наш любимый кинотеатр «Родина». Это был новый, сверкающий красотой, уютный, с оригинальной планировкой кинотеатр. Длительное время он пользовался привилегией и всеобщим энгельсским вниманием. Первый фильм, который демонстрировался в нём, - «Неуловимые мстители»...

А между тем незаметно для нас наступило другое судьбоносное событие - 1 сентября 1965 года. Мы – студенты! Вместе с нами в институт поступила Надя Новикова – тоже лаборант, но другой лаборатории. Учёба в институте – тоже счастливое время. К сожалению, быстро пролетело и оно. И вот уже из нас стали готовить кадры высокой квалификации, отправив Татьяну в Москву в аспирантуру к выдающемуся технологу в области химических волокон З. А. Роговину, а меня – в Киев, к выдающемуся химику-академику Ю. С. Липатову. После завершения учёбы и защиты диссертаций мы трудились весь оставшийся период преподавателями в нашем технологическом институте, где готовили «инженеров-технологов по химическим волокнам». Связь с любимым «капроном» мы не прерывали никогда. Этому в большей степени способствовало активное участие в подготовке инженерных кадров для предприятия уважаемого Л. И. Гуськова – главного инженера «Химволокна», который поддерживал проведение учебных занятий на площадке исследовательской заводской лаборатории, многократно являлся председателем Государственных аттестационных комиссий по защите дипломных проектов выпускников Энгельсского политеха.

Мы посылали туда своих студентов на практику, выполняли различные хоздоговорные работы для предприятия, подготовили для них огромное количество специалистов: технологов, начальников цехов и отделов предприятия. Среди них известны: Н. И. Шариков – одно время директор «Химволокна»; В. А. Никулин – технолог производства штапеля; Н. Е. Попова – руководитель лаборатории «Химволокна»; Т. С. Астафьева – руководитель лаборатории ЭПОХВ; Е. И. Шлычков – член Совета директоров ЭПОХВ; А. А. Федорченко – генеральный директор «Хенкель-Юг». Все годы трудовой деятельности сформировали в нас как уважение к отрасли химических волокон, так и восхищение ею. С годами мы только убеждались, что наш «Капрон» и дело, которому мы служили и служим верно, принесло нам пользу, удовлетворение и определило наши судьбы.

Галина Овчиникова, доцент, к.х.н., ветеран (при участии Татьяны Устиновой, профессора, д.т.н.). "Новая газета - Энгельс" № 42 (119) 24 октября 2023 г.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / «Капрон» глазами вчерашних школьниц
волга
Саратов Сегодня - новости и журнал
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 13/07/2024 18:36