Уходящая история - Улица Пушкина (Сенная площадь, Троицкая площадь, улица Линейная) - Волга Фото

Волга Фото

Уходящая история - Улица Пушкина (Сенная площадь, Троицкая площадь, улица Линейная)

 Уходящая история - Улица Пушкина (Сенная площадь, Троицкая площадь, улица Линейная) - Волга Фото
Давным-давно на этой тогда ещё не улице находился защитный вал со рвом, предохранявший поселение солевозов от нападения кочевников, а потом, когда защита уже не требовалась, здесь проходила своеобразная граница слободы, за которой начиналась Русская слободка.

Заповедная улица города, четыре раза переименованная, притягивает меня, помимо прочего, тем, что здесь были родовые гнёзда, разорённые чуть более ста лет назад, моего деда, прапрадеда, двоюродного деда и более отдалённых родичей.

Первое её название – Сенная площадь – ассоциируется с сельским хозяйством, и это действительно так. В базарные дни сотни крестьянских повозок из дальних и ближних поселений Заволжья стекались сюда для продажи собственной продукции и покупки необходимого. Здесь процветала щепная торговля (лесные полуфабрикаты), здесь был даже конский базар.

Племянник моего прапрадеда, художник с мировым именем Алексей Ильич Кравченко, родившийся и проведший первые годы детства в доме на Сенной пл., в своей «Автобиографии» писал: «В памяти живёт площадь слободы, занесённая снегом, и возы сена, два цветовых пятна, оставшиеся как первое восприятие красок природы…».

Действительно историческая улица: вначале здесь были защитные сооружения от врагов; на этой когда-то окраине было кладбище; здесь шумел базар, а в конце XIX века была проложена магистраль – Амбарная ветка, и до 1970-х годов здесь существовал настоящий железнодорожный узел со всеми его атрибутами. Здесь находился цирк, а потом цирк-театр.

Здесь был Народный сад, в котором стоял бюст-памятник царю-освободителю Александру II, а в особняках после 1917 года располагались партийные и советские органы, хозяйственные организации, находился Центральный музей АССР НП…

Хочу отметить, что ширина Сенной (Троицкой) площади была весьма большой (от сегодняшнего здания Пенсионного фонда на ул. Пушкина до отделения «Экономбанка» на пл. Свободы), включая все объекты между ними (общежитие и корпуса политеха, детская больница и др.). Всем понятно, почему площадь стала именоваться Троицкой. Ну а Линейной улицей часть площади стала именоваться после прокладки железнодорожной Амбарной ветки. Причём отрезок улицы, о которой я рассказываю - от Телеграфной до Петровской, раньше был односторонним, и номера домов были пронумерованы по порядку от 1 до 31. Фактически Линейная улица выделились из Троицкой площади. Вот здесь и возникла путаница, когда в послереволюционных документах домовладения по Линейной именовались по Троицкой и наоборот.

На указанном мной отрезке улицы Пушкина девять каменных домов (№ 17, 19, 23, 25, 27, 55, 57, 61, 73) официально числятся объектами культурного наследия, занесены в соответствующие реестры, но делается всё возможное, чтобы они саморазрушились, сгорели и дали простор многоэтажному строительству. Исключение здесь составляют два двухэтажных каменных дома-близнеца (№ 17 и 19), стоящих на углах ул. Телеграфной, - так называемые парадные ворота в Русскую слободку.

Итак, дом № 17, построенный в 1897 году.

Противоречивы сведения о владельце особняка. Семейное предание в лице Клавдии Степановны Панченко, жены моего двоюродного деда, говорило, что особняк принадлежал Кузьме Григорьевичу Куховаренко (о нём я писал ранее). Но изыскания показали, что ему принадлежал другой особняк (в Казанском переулке). В этой связи прошу интернет-сообщество на фото этого особняка изменить фамилию собственника, которую я указал в одном из моих ранних очерков и откуда пошло, что дом принадлежал К. Г. Куховаренко.
Но вначале о доме под номером 19.

В апреле 1910 года в «Саратовском вестнике» появилось объявление о сдаче квартиры в девять комнат верхнего этажа каменного дома Анастасии Алексеевны Губаренко на углу Троицкой площади и Телеграфной улицы, напротив биржи. Из этого следует, что один из угловых особняков принадлежал ей. Не удержусь от того, чтобы не сообщить о концовке объявления: «…о цене и условиях справиться до 10 мая у владелицы, после – у Василия Никифоровича Кравченко». Вот так, без адреса или каких-то контактных данных последнего. Но поскольку Василий Никифорович (мой двоюродный прадед) проживал неподалёку и служил в банке, который находился вблизи сдаваемого особняка, был достаточно известен слобожанам, владелица посчитала эти данные исчерпывающими.

Снова о владелице. В девичестве это была Анастасия Алексеевна Кравченко (1863 – после 1918 г.). Так вот, в 1881 году она венчалась с Иваном Ивановичем Губаренко (т. е. сменила фамилию, выйдя за него замуж), и нам становится понятным, почему она просила обращаться к Василию Никифоровичу – он был её племянником.

В 1914 и 1915 годах уже в «Саратовском листке» были объявления о том, что доктор М. А. Левитан принимает больных в доме Губаренко на Троицкой пл., угол Телеграфной, близ торгово-промышленного банка. Эти два объявления говорят о том, что в 1910-1915 годах владелицей особняка являлась Анастасия Алексеевна Губаренко. Имея в виду другие сведения, я идентифицирую этот особняк с сегодняшним угловым домом номер 19. Этот особняк в 1918 году был социализирован у Кузьминой Анны Семёновны как Линейная, 9, т. е. в её руки он мог попасть в 1915–1917 годах. Такой состоятельной бизнеследи в Покровске не наблюдалось, но на определённые размышления приводит её отчество.

Для ясности я снова перейду к рассказу о другом угловом доме – Пушкина, 17. Он был социализирован в 1918 году у Степашкина Семёна Ивановича – как Линейная, 8. Из открытых источников известно, что саратовский 1-й гильдии купец Степашкин Семён Иванович имел в собственности в Саратове две мукомольные мельницы – на Б. Сергиевской (Чернышевского) с 1892 года и на углу улиц Дегтярной и Набережной (с 1895 г.).

Мука, производимая на заводах Степашкина, поставлялась ко двору Его Императорского Величества. Для перевозки зерна и муки он имел караван из 10 барж. Не трудно предположить, что ему требовалось высококачественное заволжское зерно, для его хранения – амбары (по крайней мере один амбар был на Амбарной пл.). Перевозка зерна в Саратов, учитывая специфику работы бухты, требовала постоянного присутствия доверенных лиц, им постоянно требовалось находиться на хлебной бирже, отслеживая ситуацию. Эти и другие аргументы побудили купца С. И. Степашкина построить в 1897 году или купить позднее этот великолепный особняк в первую очередь для конторы-представительства своего товарищества в слободе.

Дотошного читателя может смутить то обстоятельство, что в 1918 году социализировали особняк у С. И. Степашкина, а он почил в Бозе в 1910 году, его дело перешло к старшему сыну Митрофану Семёновичу, т. е. особняк должен быть изъят у М. С. Степашкина. Но меня это не смущает, т. к. такие и подобные несоответствия в документах прошлого встречаются. Для примера приведу следующее. В окладный книге городского оценочного сбора с недвижимых имуществ Покровской городской управы на 1916 год владельцем особняка на улице Новоузенской, 2 (о нём рассказано ранее) значится Кравченко Степан Тимофеевич, умерший в 1908 году, но в 1918-м в другом документе уточняли, что особняк принадлежит его вдове Кравченко Пелагее Фёдоровне.

Вы уже поняли, читатели, что по имени купца Степашкина (Семён), можно предположить, что Анна Семёновна Кузьмина была его дочерью и купить такой особняк (Линейная, 9/Пушкина, 19) ей было по карману.
Резюмирую. Угловой дом по ул. Пушкина, 17 построен в 1897 году саратовским купцом С. И. Степашкиным или был куплен им позже под контору-представительство своего товарищества, в 1918 году социализирован у его наследников.

Другой угловой дом по улице Пушкина, 19 также построен в 1897 году. По крайней мере, в 1910–1915 годах он принадлежал вдове А. А. Губаренко.

В первые годы Советской власти, особенно с образованием АССР НП, в Покровске остро ощущался дефицит площадей для размещения аппарата управления и всевозможных (часто с чудной аббревиатурой) хозяйственных организаций. Для этих нужд использовалась часть экспроприированных в 1918 году особняков. Так, в доме по Линейной, 8 (Пушкина, 17) располагались подразделения ЦСНХ (Центральный Совет народного хозяйства) АССР НП. А в 1926 году в доме уже работал отель «Рекорд», затем размещались организации общепита, потом была коммуналка. В начале 1990-х годов здесь располагалось одно из подразделений милиции (сейчас полиции). Благодаря этому он ремонтируется и находится в хорошем состоянии.

Несколько иная судьба дома-близнеца по Линейной, 9 (Пушкина, 19). В начале 1930-х годов в связи со строительством Военной школы лётчиков дом облюбовало одно из её подразделений, и здесь расположился штаб одной из частей. Позднее, с 1952 года, в нём проживали семьи работников этого подразделения и их потомки. Состояние дома поддерживалось их силами, но не всё они могут. В настоящее время, к примеру, протекает крыша. Житель дома с 1952 года В. И. Шило куда только не обращался с просьбой починить её! Но везде отказ: дом – объект культурного наследия и все работы по нему должны выполняться не как везде, а как, они не знают, а если знают, то нет денег. Много энергии отдали жильцы, доказывая несостоятельность признания дома ветхим и аварийным, и им это удалось, благодаря чему дом расселению не подлежит.

Так что стоять этим особнякам ещё лет сто, чего не скажешь о соседних, таких же признанных и записанных в различных реестрах объектах культурного наследия.

Убедимся в этом, подойдя к рядом стоящим домом. Это какое-то издевательство над здравым смыслом, в нашем случае – над объектами культурного наследия. Все бывшие особняки по улице Пушкина под номерами 21, 23, 25, 27, 55, 57, 61 и 73 иначе, если можно так выразиться, как домами Павлова не назовёшь. Без крыш и окон, испытавшие огонь пожарищ, они методично саморазрушаются. В своих очерках (и не только в них) я неоднократно обращался к теме сохранения старинных особняков, но на это не обращалось внимания или следовали отписки.

Что ж, попробую ещё раз и прошу считать этот очерк обращением к властям о сохранности и сохранении памятников культурного наследия в городе.

Продолжу. Дом по ул. Пушкина под номером 21, в 1918 году – номер 10 (год постройки – 1902-й), принадлежал братьям Павлу и Владимиру Михайловичам Пономаренко, а номер 23 (год постройки – 1897-й) – братьям Петру и Фёдору Ивановичам. Несомненна родственная близость братьев, проживающих в этих особняках. А род Пономаренко коренной покровский. Есть упоминания в 1795 году о «покровской слободы Голове Пономаренко». Были они солевозчиками, по ревизским сказкам в 1795 году это Иван Иванович Пономаренко (ок. 1767 – после 1816 г.), имеющий жену Степаниду Степановну (ок. 1770 – после 1816 г.) и дочь Настасью двух лет, и Иван Иванович Пономаренко меньшой (уже в те годы были случаи называть детей одинаковыми именами) с женой Настасьей Никитичной и сыновьями Тимофеем пяти лет и годовалым Иваном.

Предполагаю, что упомянутый покровский Голова был их отцом – Иваном Пономаренко. Также я склоняюсь к той версии, которая гласит, что наш некогда огромный Пономарёвский остров назван по их фамилии.

Из середины XVIII века переносимся в начало ХХ, открывая «Исповедную ведомость лиц, бывших у исповеди священника Троицкой церкви за 1916 год».

Узнаём, что в доме с сегодняшним адресом: ул. Пушкина, 21, в 1916 году номер 10 проживали Павел Михайлович Пономаренко (43 года) с женой Лидией Семёновной (33 года) и семья брата – Владимира Михайловича (40 лет) – с женой Зинаидой Кирьяновной (33 года) и дочерью Маргаритой (8 лет). С ними проживал и их холостой брат Александр Михайлович (26 лет).

В той же ведомости находим, что в рядом стоящем особняке по Пушкина, 23 проживала вдова Дарья Семёновна Пономаренко (73 года) с сыном Петром Ивановичем (44 года), его женой Верой Андреевной (41 год) и их детьми – Людмилой (11 лет), Борисом (7 лет), Ниной (5 лет). Здесь также проживал другой её сын – Фёдор Иванович (41 год) с женой Лидией Богдановной (38 лет) и сыном Василием (8 лет).

Братья женились первым браком по тогдашним меркам поздно. Фёдор – в 26 лет, в 1900 году, а Пётр связал себя узами Гименея в 31 год. Примечательно, что оба они взяли в жёны купеческих дочерей: Фёдор – купца Богдана Андреевича Либих (его усадьба была на Кобзаревой улице и национализирована в 1918 году), а Пётр – дочь саратовского купца Андрея Болдырева.

Невольное отступление. Как часто рождаются противоречивые или искажённые версии событий далёкой старины! И как следует критически относиться к документам тех лет, по возможности перепроверяя, сопоставляя, осмысливая их, чтобы этого не было. Вот пример нестыковки двух клерикальных документов Троицкой церкви – упомянутой выше «Исповедной ведомости… за 1916 год», где жене Петра Ивановича указали возраст 41 год, и Метрической книгой за 1904 год (они тогда венчались), по которой возраст невесты 19 лет, т. е. в 1916 году ей должно было быть не более 31 года, но никак не 41. В этом случае приоритет остаётся за Метрической книгой.
В лихую годину и тот, и другой особняк у домовладельцев были отобраны для нужд новой власти. В доме номер 21 (ранее 10), в частности, располагался Союз потребительских обществ («Немсоюз»), в доме 23 (11) – трест лесопильной, мукомольной и табачной промышленности («Немпром»), контора «Союззаготшерсть». Позже оба дома превратились в коммуналки.

Братья Пономаренко были владельцами одного из кирпичных заводов в слободе, находился он «на горе», имели характерное клеймо на «постеле» кирпича – «БР.П.». Но путаница в документах тех лет не даёт однозначного ответа, каким братьям – Михайловичам или Ивановичам. Я склонен считать, что завод принадлежал Петру и Фёдору Ивановичам, по крайней мере экспроприирован он был у них в 1918 году (к этому времени завод уже не работал). А в конце XIX – начале ХХ века это было высокопроизводительное производство, чуть ли не каждый особняк, где мне удалось присутствовать при сломе или реставрации, имел кирпичи с клеймом «БР.П.» (особняк Ухина, мельница бр. Штоль-Финк – Алипова, особняк Кравченко, особняк И. В. Куховаренко и др.). Поскольку завод начал функционировать в конце XIX века, когда и те, и другие братья были ещё совсем молодыми людьми, постольку несомненно, что завод основали их отцы – Иван и Михаил Пономаренко, родные братья, а клеймо «БР.П.» «по наследству» перешло их сыновьям – Петру и Фёдору (или Павлу и Владимиру). В этой связи потребуются дальнейшие изыскания.

Братья Павел и Владимир Михайловичи были крупными хлеботорговцами, имели два вместительных амбара на Амбарной площади. Их торговый оборот в 1901 году составил 75 тысяч руб., в 1902-м – уже 128 тыс. руб. Им было в то время 28 и 25 лет соответственно. По состоянию на 1918 год Павел служил в Обществе взаимного кредита, а Владимир – в военно-промышленном комитете; каждый имел по одной лошади и экипажу для выезда. Братья не чурались и общественной деятельности. Павел занимал место председателя попечительского совета (1910 год) Троицкой церкви, а его жена Лидия Семёновна в 1916 году была выбрана председателем правления Дамского кружка, много делавшего тогда для помощи раненым, размещённым в Покровске, а также для нужд фронта. Мы знаем об эвакогоспиталях в нашем городе, размещавшихся в общественных зданиях, но ничего не знаем о лазаретах времён Первой мировой войны, размещавшихся в основном в особняках состоятельных горожан, где раненым оказывалась необходимая помощь…

Летом 1917 года Лидия Семёновна была внесена в список номер 1 (стародумцев) кандидатом в гласные городской Думы (единственная женщина!), но на выборах 9.07.1917 года победили представители второго списка.
Младший брат, Владимир, в 1910-1911 годах был членом правления родительского кружка мужской гимназии, в 1912 году – членом комиссии по постройке Народного дома. В 1912 году он был избран в Совет старшин Коммерческого клуба, а в 1914-м выбран членом биржевого комитета хлебной биржи.

Не отставала от мужа и его жена. В 1910 году под эгидой родительского кружка мужской гимназии было учреждено Общество вспомоществования учащимся, и Зинаида Кирьяновна стала одним из членов-учредителей. Она – деятельный член правления Дамского кружка. Здесь уместно привести (без комментариев) объявление в «Саратовском листке» в ноябре 1915 года «Покровский Дамский кружок просит всех желающих шить противогазные повязки для батальона, стоящего в г. Покровск и отправляющегося в скором времени на передовые позиции. Обращаться за материалами по след. адресам: костемольный завод – М. Н. Кучерявой (жена управляющего заводом. – А. Г.), Троицкая пл. – З. К. Пономаренко, и Кобзаревая ул. – З. П. Поповой (дочь крупного землевладельца и общественного деятеля П. Н. Попова. – А. Г.)».

Братья Фёдор и Пётр Ивановичи также были хлеботорговцами, несколько скромнее соседних Пономаренко, владели деревянным амбаром на Амбарной площади (это в начале 1900-х годов). Однако к 1916 году оценка недвижимых имуществ сравнялась и оценивалась для сбора (т. е. для налогообложения) по 16 500 рублей.

Небольшое отступление. Я неоднократно упоминал об Амбарной площади, но что же это за площадь, не встречающаяся в краеведческих изданиях? Амбарной площадью называли территорию, примыкающую к хлебной бирже, в границах сегодняшних пл. Свободы (от Волги) – пл. Свободы (до Телеграфной) – ул. Пушкина (до Волги). На площади располагались хлебные амбары, грузовые площадки, грузоподъёмные механизмы, разветвления железнодорожной Амбарной ветки, склады и другие строения. Это название при Советской власти исчезло.

Помимо предпринимательской деятельности, братья служили в одном из банков слободы. Так, в 1909-1912 годах Фёдор Иванович занимал должность управляющего Покровским отделением торгово-промышленного банка (он находился всё на той же Амбарной пл.), а когда в 1912 году его перевели в более крупное (самарское) отделение, его место занял Пётр Иванович.

По состоянию на 1918 год Пётр Иванович являлся служащим с доходом 6200 рублей в год, возможно, оставался управляющим в банке. О Фёдоре Ивановиче в документе написано, что «живёт от завода», доход 1000 рублей (видимо, имелся в виду неработающий уже кирпичный завод).

Дальнейшая судьба и тех, и других братьев Пономаренко мне не известна, можно только предположить, что поскольку они не значатся в списках лишённых избирательных прав и раскулаченных в 1929-1930 годах, значит, они заблаговременно покинули город.

Угловой особняк по Линейной, 12 (сейчас ул. Пушкина, 25), год постройки 1882-й, был социализирован в 1918 году у Левченко Даниила Петровича – фигуры для меня не известной. Удалось установить, что 9 апреля 1918 года этот особняк ему продал Н. Г. Сергиенко, а это была известная в поселении личность. Но я не могу и не хочу писать о нём, человеке, действия которого в 1914 году стали причиной скоропостижной смерти Н. А. Ухина. Когда-нибудь об этом, не сейчас…

Отмечу только, что первый этаж дома с августа 1912 года и, по крайней мере, до 1919 года занимала аптека, владельцем которой в 1917-1919 годах был Беньямин Эфроимович Иоффе. В 1930-е годы здесь располагалась объединённая редакция газет Немреспублики.

Пересечём улицу Персидского и приблизимся к одноэтажному каменному дому под номером 27, 1902 года постройки. Он был социализирован у Губаренко Татьяны Алексеевны, представительницы распространённой в слободе фамилии. До 1938 года здесь находились различные конторы (вплоть до РКИ – рабоче-крестьянской инспекции), затем особняк превратился в коммуналку и, хотя с обезображенным фасадом, продолжает служить людям.

На одном из старых фото виден рядом стоящий одноэтажный деревянный дом на пять окон по фасаду (номер 29), снесённый в угоду многоэтажной застройки. Этот дом, построенный в 1897 году, принадлежал Ивану Петровичу Куховаренко, а в 1918 году был социализирован у него (о нём и трёх его братьях я писал выше).

"Новая газета" автор Анатолий ГРЕДЧЕНКО
P.S. В очерке использованы материалы ГАСО (Саратов), ГИАНП (Энгельс), МБУ «Архив» (Энгельс).

От редакции. Наши потомки, жители будущего города Энгельса, наверняка будут считать нас (сегодняшних жителей), разрушающих исторические раритеты, недальновидными и ограниченными людьми.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / Уходящая история - Улица Пушкина (Сенная площадь, Троицкая площадь, улица Линейная)
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 20/10/2021 14:09