Обыкновенный герой II - Волга Фото

Волга Фото

Обыкновенный герой II

Обыкновенный герой II - Волга Фото
Война закончилась, но советских лётчиков впереди ждали новые вызовы, потребовавшие колоссального напряжения сил.

Авиастроение сделало огромный скачок вперёд, 1950-е годы выводили на рулёжные дорожки самолёты нового поколения, в разы превосходящие прежние по характеристикам и возможностям, но и гораздо более сложные в управлении. Для поколения Феодосия Паращенко, учившегося ещё на «этажерке» «По-2», переучивание на новые стратегические бомбардировщики представляло собой нелёгкую, для многих неодолимую задачу. Почти весь их прежний профессиональный опыт «обнулялся» – нужны были новые знания, новые навыки, новые умения. Из славного фронтового прошлого оставались неизменно востребованными лишь выкристаллизованные в огненных сражениях черты характера: упорство, презрение к трудностям, вера в свои силы, самоотдача. К успеху в послевоенное время приходили те, кто полагался на них. Это в полной мере относилось к Феодосию Паращенко. Он освоил новейшие самолёты «Ту-16», «М-4» и «3М».

Особенно хвалил мясищевские «эмки», восхищаясь их уникальными качествами – в то время они были самыми большими машинами в мире. Сразу после войны Феодосий нёс службу в освобождённой Польше. Там и состоялась судьбоносная для него встреча с милой девушкой Светланой, которая вместе со своей матерью все четыре года войны помогала раненым, работая «сестрой милосердия».

Молодые люди создали семью, и это была семья, основанная...
Молодые люди создали семью, и это была семья, основанная на любви, глубоком уважении и заботе друг о друге. Семья стала для Героя-лётчика надёжным тылом, опорой и поддержкой в любых обстоятельствах. Первым домом для новой семьи стала Полтава, где в 1949 году у пары появилась на свет дочь Татьяна. А через четыре года уже в Сеще Брянской области родился сын Александр. Потом Феодосия Паращенко перевели в Смоленск. Светлана занималась детьми, Феодосий стал инспектором Дальней авиации.

Но времена менялись, в авиацию приходили новые люди, поколению фронтовиков не всегда находилось место в расписании на полёты, возникали конфликты интересов…

Вот и Феодосию Паращенко удавалось летать всё реже. Новая должность была почётной, но настоящему лётчику всегда хочется летать! Один из его высокопоставленных друзей предложил: переводись в Энгельс, в новую, 201-ю тяжело-бомбардировочную авиадивизию – будешь летать! Дети предстоящему переезду очень обрадовались: ведь в Энгельсе – Волга!

Глава семьи – тоже, ведь кроме того, что он был выдающимся лётчиком, был ещё и заядлым рыбаком. Только жена переживала – жаль было бросать налаженный семейный быт…

И всё же в 1960 году с женой и двумя детьми Герой прибыл к новому месту службы в Энгельс, в 201-ю авиадивизию, в 1096-й полк.

Железный характер, нежное сердце Каким был Герой Феодосий Карпович Паращенко в жизни? Хорошим другом, хорошим мужем, хорошим отцом. В их квартире в авиагородке «Энгельс-1» часто собирались друзья – легендарные лётчики 201-й тяжёлой бомбардировочной авиационной дивизии.

Из друзей отца сейчас уже никого не осталось в живых, а раньше они часто собирались у нас дома, - говорит Александр Феодосьевич и называет легендарные имена для энгельсского авиагарнизона: Герой Советского Союза генерал-майор Антон Романович Сливка (командир дивизии с 1962 по 1964 год), Герой Советского Союза генерал-майор Павел Михайлович Фурс (командир дивизии с 1964 по 1969 год), Герой Советского Союза, генерал-майор Фёдор Степанович Яловой (старший штурман дивизии с 1954 по 1956 год)…

Из воспоминаний сына: «В редкие выходные отец любил удить рыбу, встречаться с друзьями. Их в нашем доме всегда было много. Мы с сестрой очень любили отца и всегда гордились им, и не потому, что он был нашим отцом, а потому, что был совершенно особенным и необычным человеком.

Абсолютно честным, сильным и добрым. Он никогда никого не ругал и не осуждал, особенно лётчиков. Когда у него спрашивали о ком-нибудь: «А он хороший лётчик?», - он отвечал: «Лётчик плохим быть не может». К чинам, званиям и льготам Феодосий Карпович был равнодушен, никогда не интересовался, какие блага ему положены за подвиги, и не добивался их. Друзья посмеивались: «Тебе за твои заслуги давно положено иметь квартиру на Красной площади!»

Но зачем ему Красная площадь? Его вполне устраивал энгельсский ухоженный авиагородок. И Феодосий Карпович, и его сын Александр всегда были патриотами своего «городка». Энгельсская «Лётка» в конце 1950-х – начале 1960-х годов была настоящим «оазисом» чистоты, порядка и благоустройства среди серого, грязного и неприглядного города.

(«Это сейчас Энгельс стал даже лучше Саратова!..» - добавляет Александр Феодосьевич.) Первые командиры дивизии – С. К. Бирюков, А. В. Евграфов, А. Р. Сливка, П. М. Фурс – следили за состоянием авиагородка и содержали его в идеальном порядке.

Аккуратные дорожки, много зелени, много спортивных сооружений – стадион, бассейн, куда пускали и детей. Прекрасный Дом офицеров – культурный центр и место всеобщего притяжения, с колоннадой, с красивыми залами, с уютным внутренним «итальянским двориком», где устраивались танцы. Свой полный «комплект» боевых орденов и медалей лётчик-Герой не надевал, кажется, никогда.

Не любил фотографироваться – даже в семейных альбомах сохранилось не так много его снимков – сказывалась приверженность лётным суевериям.

В 1943 году самый популярный советский иллюстрированный журнал «Огонёк» отправил своих корреспондентов, что-бы описать подвиги Паращенко. Семён Нагорный, писатель и киносценарист, написал текст, а вот знаменитому фотографу «Огонька» Борису Цейтлину пришлось выдержать настоящую «битву» с лётчиком и его штурманом за право сфотографировать их для «огоньковской» обложки. Внешне хрупкому Цейтлину как-то удалось одержать победу.

На получившемся снимке перед нами два красивых молодых человека с аккуратно зачёсанными чубчиками – постановочное фото на тему «лётчик и штурман за работой». А тот майский номер «Огонька» 1943 года теперь стал библиографической редкостью (фото обложки "Огонька" см. в прошлом номере на стр. 9)…

Только семья, близкие знали, каким нежным, чувствительным сердцем наделён мужественный герой-бомбардировщик, гроза фашистских «мессершмиттов», как глубоко он способен переживать. Были моменты, когда он не мог сдержать слёз.

Редкие минуты отдыха старался посвящать детям, любил рисовать вместе с сыном, который унаследовал талант к рисованию от отца, был нежно привязан к любимому псу Ральфу, полушутя-полусерьёзно называя его «сыном».

Друзья-охотники часто просили одолжить им собаку для похода на охоту. Наконец хозяин согласился. Правда, на охоту они почему-то пошли недалеко – в «городке» стоял старый заброшенный ангар, облюбованный голубями.

Выстрел – убили голубя. Верный Ральф схватил «добычу» и принёс окровавленную, ещё тёплую птицу любимому хозяину…
- Отец чуть в обморок не упал! – вспоминает Александр Феодосьевич. – А потом ещё дня два не мог разговаривать…

Так переживая даже мелкие эпизоды, Феодосий Карпович не мог оставаться спокойным в минуты смертельной опасности для Родины. В 1963 году мир потрясли события, известные под названием Карибского кризиса. После Кубинской революции в Латинской Америке столкнулись интересы двух сверхдержав – США и СССР, мир никогда ещё не был так близок к ядерной войне, судьба человечества повисла на волоске хрупкого равновесия…

Все события того периода были покрыты завесой строгой секретности. Но известно, что в разрешении Карибского кризиса лётчикам энгельсской 201-й авиадивизии отводилась далеко не последняя роль. - Я до сих пор не могу понять, летали они тогда куда или не летали – секретность!.. Но отцу всё это очень тяжело далось – с очередного дежурства его уже привезли с тяжёлым инсультом… - говорит Александр Феодосьевич.

Не совсем верно утверждение, что Карибский кризис разрешился без жертв. Феодосий Паращенко стал его жертвой. Когда прервалась его лётная карьера, ему было всего 44 года… Герой войны – герой труда Болезнь была очень тяжёлой, многие думали, что Феодосий Паращенко больше не встанет.

Но через два года он вышел победителем и из этой схватки! Встал вопрос о поиске новой работы. Ему предлагали партийную, административную должность, но он категорически отказался: «Я же – рабочий человек, сын кузнеца!»
И вновь всех удивил, поступив… в ПТУ учиться на слесаря!...
И вновь всех удивил, поступив… в ПТУ учиться на слесаря! Его поняли не все, но чужое мнение никогда не мог- ло его остановить, если решение было принято.

Окончив ПТУ, пошёл работать на производственное объединение «Химволокно». Трудился там девять лет слесарем КИПа, стал ударником коммунистического труда, получил шестой разряд. Заводские ребята смотрели на него с восхищением – ещё бы, боевой лётчик, настоящий Герой работает рядом с ними!

Авторитетом он пользовался безграничным. К концу жизни он стал чаще выступать с воспоминаниями о войне. Его охотно приглашали в школы, трудовые коллективы, войсковые части. Хвастаться подвигами не умел, но искренно говорил о военном прошлом, которое всё не отпускало…

Последние пять лет жизни Феодосий Карпович провёл в Саратове. Там в 1978 году его настиг третий инфаркт, который он уже не перенёс…

Он не дожил до 60-летнего юбилея, но прожил большую, яркую жизнь, в которой было место не только боевым подвигам, прославившим его, но и мирному труду, крепкой мужской дружбе, бережному отношению к семейному гнезду, любви к жене, детям. Он дожил до внуков, увидел, как дети создали семьи, состоялись в выбранных профессиях.

Он не хотел, чтобы кто то из его наследников продолжил династию военных лётчиков, понимая на своём опыте, с каким адским напряжением всех человеческих сил связана эта работа, и его желание сбылось – сын выбрал профессию медика.

…Быстро пролетит юбилейный для Героя апрель, наступят майские праздники, и Девятого мая по семейной традиции сын Александр Феодосьевич с самыми близкими людьми вновь посетит могилу отца на Елшанском кладбище, потом приедет в Энгельс, в авиагородок – поклониться мемориалу «Слава Героям-авиаторам!», а к вечеру все соберутся за одним столом. Чтобы отпраздновать. Чтобы отгоревать. Чтобы помянуть.

Место для памяти В Саратове на доме, где провёл последние годы Феодосий Карпович по адресу: улица Астраханская, д. 57-73, открыта мемориальная доска. В Энгельсе же о Герое Советского Союза Ф. К. Паращенко не напоминает ничто.

Есть только строчка на плите у памятника «Героям фронта и тыла 1941- 1945 гг.» И ещё статья в газете «Наше слово» за 2020 год – «Имя Героя – на фюзеляже самолёта», с инициативой Общественного совета ЭМР присвоить имя «Феодосий Паращенко» одному из самолётов энгельсской дивизии Дальней авиации.

Инициатива – есть, одобрение совета – есть, заметка – есть, имени на самолёте до сих пор нет…

Автор статьи Ольга Жогло "Новая газета - Энгельс" №16 от 23.04.2024 год.

Автор выражает огромную благодарность Александру Феодосьевичу Паращенко за предоставленные фотографии из семейных альбомов, право пользоваться материалами из личного архива и биографическим очерком полковника в отставке Адама Воскобоя «Подвиг во имя Родины». При подготовке статьи были использованы материалы книг ветерана Дальней авиации Н. И. Еремеева «Первая стратегическая» (2014) и «Оплот авиации» (2023).
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 20/07/2024 01:23