Немецкая автономия, 1937 год - Волга Фото

Волга Фото

Немецкая автономия, 1937 год

 Немецкая автономия, 1937 год  - Волга Фото
Первоначальное зарождение Республики немцев Поволжья относится к тому периоду, когда по инициативе товарища Сталина в начале 1918 г. был организован «Поволжский комиссариат по немецким делам». В историческом для АССР Немцем Поволжья документе – письме товарища Сталина на имя наркома по внутренним делам, было сказано следующее: «В интересах утверждения Советской власти на территории немецких колоний Саратовской и Самарской губерний и в целях удовлетворения культурно-национальных нужд трудящихся масс упомянутого района. Народный Комиссариат национальностей, в согласии с председателем Совнаркома, учреждает Поволжский Комиссариат по немецким делам». Поволжский комиссариат по немецким делам созвал в конце июня 1918 г. первый, а в октябре того же года второй съезд советов. На втором съезде был оглашён декрет о провозглашении «Автономной трудовой коммуны области немцев Поволжья».

В состав автономной области входили исключительно сёла, населённые немцами, расположенные по правому и левому берегу Волги, в пределах бывших Саратовской и Самарской губерний. Область вследствие этого не имела сплошной территории. Центр области находился в г. Марксштадте (бывш. Баронск, или Екатериненштадт), расположенном не на железной дороге. 29 июня 1922 г. в состав автономной области немцев Поволжья были включены и русские, украинские и другие сёла, расположенные между немецкими. Центр области был перенесён при этом из Марксштадта в Покровск, расположенный на Волге против Саратова, переименованный впоследствии в Энгельс. В конце 1923 г. (19 дек.) область немцев Поволжья была преобразована в Автономную Советскую Социалистическую Республику (АССРНП). На 1 янв. 1933 г. в Республике немцев Поволжья было 576 тыс. населения, из которого 480 тыс. жили в сёлах и 96 тыс. в городах. По национальному составу поселение АССРНП делилось следующим образом: немцев было 66,4 %, русских 20,4 %, украинцев 12 %, прочих 1,2 %.

Автономная область Немцов Поволжья была первой по времени образования советской автономной областью. В декрете по этому поводу, подписанном В. И. Лениным, было указано, что автономная область создаётся «в целях укрепления борьбы за социальное освобождение немецких рабочих и немецкой бедноты Поволжья», и выражалась уверенность, что «при условии проведения в жизнь этих положений борьба за социальное освобождение немецких рабочих и немецкой бедноты в Поволжье не создаст национальной розни, а, наоборот, послужит к сближению немецких и русских трудовых масс, единение которых — залог их победы и успехов международной пролетарской революции».

В течение 150 лет (возникновение на Волге «немецких колоний», как они в то время назывались, в основном относится к периоду 1763—1766 гг.) немецкая и русская буржуазия культивировали обособленное положение немцев-колонистов и сеяли национальную рознь. Советская власть и ленинско-сталинская национальная политика положили этому конец. Декларация III съезда советов АССРНП, выработавшего в 1926 г. первую конституцию республики, подводя итоги ряда лет существования автономии и сотрудничества в ней разных национальностей, констатировала, что это «лишний раз показывает, что при любых условиях, в любом месте национальный вопрос может быть легко разрешен, если имеется налицо основная предпосылка для этого решения: социальная революция, пролетарская диктатура, государство рабочих и крестьян».

С 1926 г. АССРНП входила в качестве самостоятельной единицы в состав сначала Нижневолжского, а после его разделения в состав Саратовского края, а с 5 дек. 1936 г., после утверждения сталинской конституции СССР, входит непосредственно в состав РСФСР.

Территория. АССРНП занимает 28,2 тыс. кв. км. Большая часть территории (77,9 %) расположена за Волгой и входила в дореволюционное время в состав бывш. Николаевского и Новоузенского уездов (см.) Самарской губ.; меньшая (22,1 %) находится на правом берегу Волги и входила до революции в основном в состав Камышинского уезда бывш. Саратовской губ. АССРНП с запада, севера и востока окружена районами Саратовской области, с юга и отчасти юго-запада к ней примыкает Сталинградская область, небольшой юго-восточный угол граничит с Казахской ССР. В административном отношении она разделена на 21 кантон, имеет три города — Энгельс, Марксштадт и Бальцер.

АССРНП расположена на засушливом юго-востоке европ. части СССР. Южные кантоны её заволжской части представляют крайнюю границу неполивного земледелия; дальше идут степи Казахстана, где земледелие ведётся только по «падинам» (понижениям) и где оно уступает первое место скотоводству. Именно об этом районе академик Паллас, именем которого назван теперь один из кантонов, отзывался следующим образом: «От Еруслана к Торгуну вся страна столь бесплодна, что даже не годится и для скотоводства. Тут ничего не видно, кроме иссохшей травы и полыни». Характеристика Палласа, смотревшего на возможности хозяйственного освоения этого края с точки зрения примитивной земледельческо-скотоводческой техники XVIII столетия, уже со времени роста на юго-востоке капиталистического земледелия, а тем более в условиях социалистической эпохи, явно устарела. В настоящее время даже в наименее благоприятной по почвенным и климатическим условиям юго-восточной части АССРНП пашня занимает 72 % всей площади, а на долю «неудобных» земель приходится всего 5,3 %. В приволжских же кантонах, где преобладают тёмно-каштановые и отчасти черноземные почвы, где уменьшается солонцеватость почв и где лучше климатические условия, пашня занимает 78,8 % территории, а «неудобные» земли всего 3,9 %. Весь земельный фонд АССРНП составляет (на 1/1 1936 г.) 2.768 тыс. га. Лес и кустарник, если не считать поймы Волги, искусственных насаждений на салтовских песках Заволжья и небольших рощ на правом берегу, почти отсутствуют (по всей республике 95 тыс. га). Мало в АССРНП и сенокосов (86 тыс. га), и естественная кормовая площадь представлена преимущественно выгонами и пастбищами (385 тыс. га).

Сельское хозяйство. Вместе со всем засушливым юго-востоком зерновое хозяйство, являющееся основой экономики АССРНП, и её животноводство претерпевали в прошлом неоднократные и суровые удары со стороны засухи. Засуха и суховеи и в настоящее время являются главным врагом земледелия, на преодоление которого направлены усилия трудящихся АССРНП. Особенно тяжело отразились на сельском хозяйстве республики засухи 1920, 1921 и 1924 гг.

Большие потери сельское и прочие отрасли хозяйства АССРНП понесли в период империалистической войны, в годы гражданской войны со стороны бандитских шаек, а также в результате ожесточённого сопротивления кулачества социалистической реконструкции сельского хозяйства. Уже в первые два года империалистической войны посевная площадь сократилась с 1.295 тыс. га в 1914 г. до 1.039 тыс. га в 1916 г., т. е. на 256 тыс. га. Годы гражданской войны повели к дальнейшему сокращению посевной площади, уменьшившейся до 621,5 тыс. га в 1920 г. Количество рабочих лошадей за те же годы уменьшилось с 181,9 тыс. гол. до 165 тыс. Необычайная засуха, следовавшая два года подряд—1920 и 1921 годы, когда за Волгой выпало 160 мм (1920) и 168 мм (1921) осадков и когда (в 1921 г.) было получено с гектара 10 кг ржи и 7 кг пшеницы, — отразилась на населении и хозяйстве области немцев Поволжья ещё тяжелее, чем это было в других районах юго-востока. Количество населения, составившее в 1920 г. 452 тыс. чел., к августу 1921 г. уменьшилось до 359 тыс. чел. — масса населения покидала свои хозяйства и переселялась в другие районы, чрезвычайно усилилась смертность.

Огромную работу пришлось выполнить советской власти и крестьянству республики по восстановлению своего хозяйства. Результаты её сказались быстро. Уже в 1925 г. посевная площадь АССРНП достигла 779 тыс. га, а в 1928 г. она превысила дореволюционную и поднялась до 1.061,6 тыс. га.

Жестокая классовая борьба развернулась в деревне, в том числе и в АССРНП, в годы ликвидации кулачества и начала социалистической реконструкции сельского хозяйства. Классовое расслоение и влияние кулачества в немецкой деревне к тому времени было выражено не в меньшей, если не в большей мере, чем в других районах СССР. Количество беспосевных дворов в результате политики, проводимой советской властью в отношении бедноты, сократилось в 1928 г. до 7,6 % (против 20—30 % довоенного времени), однако число дворов, не имевших рабочего скота, достигало 37,7 %. С другой стороны, 13—14 % дворов имели свыше 16 га посева и больше трёх голов рабочего скота на двор. В результате упорной борьбы, какую под руководством партии вели против буржуазии и кулачества трудящиеся массы АССРНП, они одержали решительную и полную победу, и здесь, как и в других частях СССР, господство социалистических форм хозяйства стало нераздельным. К весне 1938 года всё сельское хозяйство организовано было в форме следующих предприятий. Всего в республике насчитывалось 425 колхозов, объединявших 99,4 % всех крестьянских хозяйств. Посевная площадь колхозов обслуживалась 65 МТС с тракторным парком, насчитывавшим 5313 машин (без пересчёта их в 15-сильные) общей мощностью около 100 тысяч лошадиных сил, с 1585 комбайнами, с 1000 автомашин и значительным количеством других с.-х. сложных машин и орудий.

В республике было 20 совхозов, с том числе 7 мясо-молочных, 5 свиноводческих, 2 зерновых, 1 семеноводческий, 2 птицеводческих, 1 овцеводческий и 1 кролиководческий.

Машиновооружнность сельского хозяйства Немреспублики за последние годы возросла в огромной степени. Всего тракторов ещё в 1933 г. было (в пересчёте на 15-сильные) 2217, в 1935 г. число их достигло уже 4757, в 1936 г. — 7180, в том числе в совхозах — 712. Производительность трактора СТЗ возросла с 409 га до 481 га (1937) за сезон Количество комбайнов увеличилось с 255 в 1933 г. до 601 в 1935 г. и 1.778 в 1937 г.; выработка на один комбайн одновременно поднялась с 70 га до 418 га (1937). Степень механизации сельскохозяйственных работ достигает 83%. За последние годы положено начало электрификации сельского хозяйства. В 1936 г. в республике работали 4 аггрегата электропахоты, 73 аггрегата электромолотьбы, 24 электрооросительные установки. Электрифицированы 52 колхозных товарных фермы, 35 МТС, 10 колхозов и 3000 домов колхозников. В 1938 г. в АССРНП освещались электричеством 8 тысяч колхозных дворов, имевших 20 тысяч светоточек. На территории АССРНП было 75 колхозных электростанций и 540 км высоковольтной линии передачи.

На базе социалистической реконструкции и технического перевооружения сельского хозяйства посевные площади далеко перекрыли дореволюционные размеры, а также те, что были при господстве единоличного хозяйства после революции. В 1916 г. посевная площадь на территории нынешней АССРНП, как уже было сказано, достигала 1039,4 тыс. га, в 1928 г. - 1061,6 тыс. га, а в 1937 г. она равнялась 1406,1 тыс. га, т. е. почти на 40 % выше того, что было в 1916 г. Совершенно по-другому стоит сейчас вопрос о принадлежности посевной площади. До революции и после неё, до периода социалистической реконструкции, посевная площадь была раздроблена, с одной стороны, между десятками тысяч мелких хозяев, с другой— концентрировалась участками в несколько десятков, сотен и даже тысяч га в руках крупных «посевщиков», в хозяйствах капиталистического тина. Теперь посевная площадь сконцентрирована целиком в крупных социалистических предприятиях, какими являются совхозы и колхозы. Обычный посев одного колхоза достигает 3-4 тыс. га. Теперь нет в Республике немцев Поволжья дворов беспосевных или безлошадных, ибо всякий член колхоза принимает участие пропорционально вкладываемому им труду и в посеве, и в пользовании тракторами, комбайнами, рабочим скотом, автомашинами и т. д. Беспосевность и безлошадность бедноты ликвидированы навсегда.

Значительные изменения произошли в организации посевной площади. Полеводство в АССРНП имеет зерново-пшеничное направление. Таким оно было и до революции. В погоне за требованиями рынка полеводство приобрело за довоенные годы утрированно-пшеничный характер: удельный вес яровой пшеницы от всей посевной площади достигал в 1916 г. 68,1 %. Такое чрезмерное распространение пшеничных посевов при отсутствии рациональных севооборотов представляло собой хищническое использование земли, что вместе с отсталой агротехникой приводило к крайнему падению урожайности. Средний урожай пшеницы на территории АССРНП за десятилетие (1905–1914 гг.) составлял всего 3,6 ц с га. В настоящее время картина резко изменилась. Пшеница остаётся ведущей и основной культурой севооборота, но удельный вес её составляет всего 45,8 %.
В севооборотах в настоящее время значительно возрос удельный вес кормовых, пропашных и технических культур. Результатом этого является оздоровление пашни и поднятие урожайности: площади, занятой яровой пшеницей, в 1935 г. было 600 тыс. га против 707 тыс. за в 1916 г., т. е на 15,3 % меньше, а собрано было пшеницы на 25 % больше. Средний размер урожая пшеницы за десятилетие (1924 —1933 гг.) составлял уже 4,25 ц с га против З,5 ц с га в довоенное время. В 1937 г. яровая пшеница дала 9,3 ц с га.

Президиум ЦИК СССР в постановлении о хозяйственном и культурном строительстве АССРНП, вынесенном 5 марта 1936 г., отметил, что несмотря на то, что совхозы и колхозы добились в 1935 г. средней урожайности выше довоенной, всё же эта урожайность ещё недостаточна и ниже средней по СССР, и поставил «как основную задачу перед всеми советами республики организационно-хозяйственное укрепление колхозов на основе широкого использования опыта лучших колхозников и передовиков-стахановцев сельского хозяйства, показывающих высокие образцы производительности с тем, чтобы в ближайшие два-три года удвоить урожайность полей». Президиумом ЦИК указано на необходимость строгого соблюдения севооборотов, сева чистосортными и очищенными семенами, рядового сева, глубокой пахоты, тщательного ухода за посевами и т. д., а также на необходимость широко развернуть мелиоративные работы, доведя орошаемую площадь в 1936 г. до 21 тыс. га.

Засушливость климата, особенно заволжской части АССРНП, вызвала применение главным образом лиманного орошения ещё в дореволюционное время. Лиманное орошение представляет собой однократное весеннее затопление паводковыми водами пашни или сенокоса, устраиваемое при помощи плотин, валов и других гидротехнических сооружений. Эффективность такого способа орошения меньше, чем при так называемом правильном орошении, когда полив производится несколько раз в течение лета, по мере надобности. В 1916 г. в заволжских местах нынешней АССРНП площадь лиманного орошения достигала 7500 га, правильного, преимущественно с подъёмом воды чагирями, — всего 650 га. Вместе с правобережными районами площадь орошаемых земель в 1916 г. достигала не более 10 тыс. га. В 1936 году в АССРНП орошалось 21.735 га, в том числе правильным орошением—11.531 га. Подача воды на участки правильного орошении производится теперь преимущественно насосными установками с двигателями завода «Коммунист» (Марксштадт) и тракторами; имеется, как уже указывалось, несколько электрооросительных установок. В настоящее время начинаются работы по осуществлению крупнейшего в Заволжье ирригационного строительства — Энгельсской оросительной системы. Это будет первая крупная ирригационная система, забирающая воду из р. Волги.

Как и в отношении посевных площадей, социалистическая реконструкция сельского хозяйства коренным образом изменила распределение продуктивного скота между отдельными группами сельскохозяйственного населения. В начале периода социалистической реконструкции, в 1928 г., в республике было 22,4 % бескоровных, но зато 9,7 % дворов имело по три и больше коровы. На 1 янв. 1936 г.

в республике ещё оставалось 52,2 % колхозников, не имевших в индивидуальном пользовании коров, но количество таких дворов быстро сокращается: на 1 янв. 1938 г. только 8,3 % колхозных дворов не имели коров в личном пользовании. Однако эта «бескоровность» колхозников благодаря росту обобществлённого скота не имеет ничего общего с действительной бескоровностью бедноты при единоличном хозяйстве. Быстрый рост колхозных товарных ферм, имевший место за годы социалистической реконструкции в АССРНП, виден из следующих цифр: общее количество колхозных ферм в 1930 г. составляло всего 193, в 1933 г. — 620, в 1935 г. — 1.317 и к началу 1938 г .— 1.432; т. обр. по три с лишним разного вида ферм приходится на каждый колхоз. Больше всего в АССРНП молочных товарных ферм (385), немного меньше овцеводческих (366) и свиноводческих (321), далее следуют птицефермы (170) и кроликофермы (74).

Рост числа колхозных товарных ферм и поголовья на них означал вместе с тем рост обеспеченности колхозного населения продуктивным скотом. Так, напр. в 1936 г. у колхозников на 100 хозяйств приходилось коров личного пользования 48,3, общественного пользования — 27,7, всего 76 коров, а на 1/1 1938 г. было уже 87 коров на 100 хозяйств. Всего крупного скота личного и обобществленного было на 100 хозяйств в 1936 г. 179,1 гол., овец—167,2 гол., свиней—99 голов; на 1-е же января 1938 г. на 100 хозяйств приходилось 233,6 голов крупного рогатого скота, 110,7 свиней и 320,9 овец и коз. По отдельным кантонам обеспеченность колхозного населения продуктивным скотом была ещё выше. В Линандергейском кантоне ещё в 1936 г. на 100 хозяйств было 110,7 коров, в Энгельсе и его районе — 119,8, в Гмелинском— 94,1, в Мариентальском—92,2. И это действительная обеспеченность, а не фиктивная, как со показывают «средние» статистические цифры в капиталистических государствах. Улучшается и качественная сторона скотоводческого хозяйства. Средние годовые удои растут из года в год: в 1934 г. они достигали 1.121 литра на корову, в 1935 г. — 1.300 литров и в 1937 г. — 1.350 литров.

В дореволюционное время промышленность «немецких колоний» в основном была представлена мелкими мельницами, кузницами и т. д. Своеобразное явление представляла существовавшая в ряде немецких и русских сёл, главным образом бывш. Камышинского уезда, кустарная сарпиночноткацкая промышленность. Производство сарпинки — хлопчатобумажной полосатой и клетчатой ткани полотняного переплетения — зародилось в конце XVIII столетия у немецких поселенцев в Сарепте (ныне Красноармейск) близ Сталинграда, оттуда перешло в другие немецкие сёла, главным образом бывш. Камышинского и меньше Новоузенского уездов. В 80-х годах сарпиночно-ткацкий промысел появляется и в некоторых русских сёлах. Благодаря своей прочности и дешевизне сарпинка получила широкое распространение главным образом в Поволжье и на Северном Кавказе. Центром сарпиночноткацкой промышленности являлось село Голый Карамыш (ныне г. Бальцер).

Ко времени революции ткачи жили в 26 немецких и 25 русских селениях. Число ткачей определялось приблизительно в 12 тыс. чел. В довоенное время никакой организации среди кустарей не было, и они находились в полной зависимости от так низ. фабрикантов, т. е. посредников, раздававших ткачам в обработку пряжу. Плата за работу была нищенская: на 15-часовой рабочий день ткачи еле вырабатывали 40 копеек. Здесь царила подлинная «потогонная» система. Закупка пряжи, её окраска и окончательная отделка (аппретура) были на руках множества мелких и нескольких более крупных хищников-капиталистов. Последние имели в Голом Карамыше свои склады, аппретурные и чулочно-вязальные фабрики («заведении», как их называли и то время), красильни, сновальни. Здесь же была первая в Камышинском уезде ткацкая фабрика с 60 механическими станками.

В конце восстановительного периода (1928) число ткацких станков в республике достигало 18.500. С этого времени начинается рост механического ткачества, и часть ткачей переходит на фабрики. Рост механического ткачества характеризуется следующими цифрами: в 1928 г. — 1.700 тыс. м, в 1932 г. — 9.373 тыс. м, в 1937 г. — около 16 млн. м, а вместе с ручным ткачеством — 18,8 млн. м. Одновременно стал развиваться трикотажный промысел, куда, в свою очередь, перешли многие ткачи. Кустари-текстильщики в настоящее время объединены в промысловые кооперативы, входящие в состав Текстильсоюза АССРНП. Текстильсоюз занят выработкой тканей, белья и разных трикотажных изделий. Всего им объединено 3.745 рабочих-кустарей. В 1936 г. выработано 4.130 тыс. м тканей (механическое и ручное ткачество), свыше 1 млн. пар чулочных изделий и т. д.

Промысловые ткацкие артели распространены, главным образом, на правобережной части республики: в Бальцерском кантоне, в Каменском кантоне и в Франкском кантоне. Текстильные фабрики возникли в этих же районах правобережья. Насколько возросла текстильная промышленность в АССРНП по сравнению с довоенным временем, показывают следующие цифры: до революции прядильная фабрика в Франкском кантоне давала 1.250 т пряжи, в 1937 г. — 2.432 т, т. е. почти в два раза больше. Ещё больший рост имеет место в фабричном ткачестве. Механические ткацкие фабрики в дореволюционное время выпускали 1,1 млн. м сарпинки, теперь (1937) — 14,1 млн. м ткани, т. е. почти в 14 раз больше.

Энциклопедический словарь издания 1937 года, том 57. В этом издании – подробная, большая статья, посвящённая АССР немцев Поволжья.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / Немецкая автономия, 1937 год
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 28/11/2020 19:29