Первый крытый - Волга Фото

Волга Фото

Первый крытый

Первый крытый - Волга Фото
Когда случается зайти в Крытый рынок на пр. Ф. Энгельса, я в первую очередь смотрю вверх — на металлическую ферму.

В декабре 1991 году в нашем городе на пр. Ф. Энгельса был сдан в эксплуатацию первый в Энгельсе Крытый рынок.

Начал «привязывать» типовой проект Крытого рынка в Текстильном посёлке и сразу застрял. Да что Такое? Листаю туда-обратно альбом... Ёлки-палки! Вот так проект привёз нам главный архитектор города! Да он ни в какие ворота не лезет, потому что разработан с самого начала для «ворот» южных, где и зима покороче, и морозы послабей, и снега валит с небес поменьше. Не лезет он в энгельсские ворота и по применённым строительным конструкциям. Сплошь дерево: какие-то дощатые стеновые и кровельные панели, какие-то балки перекрытия дощато-гвоздевые. Да с такими конструкциями нас к себе и близко не подпустит трест «Энгельсхимстрой»!

Почти год наша контора ждала этот проект. С нетерпением ждал его и я, потому что надоело копаться в мелочах, привязывать выгребные ямы, уборные на два очка и более и всякие надворные постройки в виде сараев, беседок и пергол. Хотелось большой и серьёзной работы.

-Да где же он так долго ищет этот проклятый проект? - с изумлением спрашивал я иногда тихую пустоту нашей комнаты.

И мне с готовностью отвечали из-за трёх огромных, вертикально поднятых досок, за которыми в уютном и недоступном для посторонних, в том числе и для меня, пространстве сидели три старожилки-проектировщицы. Отвечали, что ищет главный архитектор проект Крытого рынка в основном на побережье Чёрного моря.

Как только я разобрался в том, что переданный нам проект не годится для привязки, так сразу же побежал к своей начальнице Витулёвой. Подхватил альбом под мышку и покатился вниз. Сейчас, думаю, порадую её. Представилась возможность воткнуть в одно место шпильку главному архитектору, который слишком уж задаётся. Непременно этот казус дойдёт до первого секретаря, и, может, тот наконец-то поймёт, что его любимец порой даёт такие «пенки», которые непростительны даже титулованному архитектору.

-Этот проект не годится для привязки! - зло начал я. - Привязкой считается то, когда объём переработки типового не превышает 25 процентов от общего объёма трудозатрат на данный проект. А здесь надо менять всё! Новое проектирование Получается. Нам этого никто не разрешит, и в первую очередь Стройбанк!

Витулёва закончила свою писанину и, посмотрев на меня, как бы с трудом начала говорить:
-Все и все разрешат. Этот проект видел первый секретарь, и он ему очень понравился. Так что обсуждать тут нечего, надо просто работать. И по деньгам всё нормально. Я взяла максимальный коэффициент на привязку проекта, Всё! Забирай, - она махнула в сторону альбома, - и иди. Мне некогда.

Как легко, радостно и энергично катился я с лестницы менее получаса назад и как теперь медленно поднимался по её скрипучим ступеням, волоча за собой тяжесть плохого настроения, злости на начальницу и раздражения на самого себя: попёрся, как пацан! Щас воткну кое-кому шпильку. А теперь сам плетусь с этой шпилькой в одном месте. Дурак!

Впрочем, раздражение исчезло, едва я сел за свой рабочий стол. «Ну что ж! Работать так работать!» - сказал я сам себе и открыл перегруженный и разваливающийся ящик письменного стола. Оттуда выловил задание ГИПа и стал его читать, перескакивая с одного пункта на другой.
ТA-AK! Произвести привязку проекта... согласно... Разработать...
ТA-AK! Произвести привязку проекта... согласно... Разработать фундаменты с учётом... Принять строительные конструкции согласно каталогу... Конструкции согласовать... Э, постой, постой! Согласовывать конструкции - это не моё дело. Моя задача их только подобрать. Впрочем, труд это небольшой, можно и согласовать. А заодно и посмотреть, как там у них в тресте. Ведь я когда-то три года тёр штанами старенький клеёнчатый стул в знаменитом «пьяном СМУ»! Три года заведовал производственным отделом. Канительный отдел, в нём сходилось всё: и материалы, и механизмы, и проекты, и объём выполненных работ, а значит, деньги. Вот время было!.. Съезжу, посмотрю, как у них там! Говорят, многое изменилось!

Так, подойдите-ка сюда поближе, товарищ Крытый на 112 торговых мест, и снимите с себя своё деревянно-дощатое рубище. Мы Вас сейчас будем одевать в элегантный железобетон. В качестве обуви, пожалуйста, - буронабивные сваи. Это непременно! Такие сваи трест «Энгельсхимстрой» любит. Технологичны, великолепно держат нагрузку, прекрасно «ладят» с любым грунтом, и вода им не помеха. Мне тоже нравятся эти сваи. Их легко рассчитывать...

Так, обули. Теперь верхняя одежда. Несущий каркас, конечно, из сборного железобетона, а вот наружные стены - только из силикатного кирпича. Таково непременное требование главного архитектора города. Он, то есть кирпич, «позволяет в наибольшей степени выразить пластику форм, гармонию и взаимосвязь элементов, архитектурную выразительность всех фасадов здания». Во как! Ну ладно, выражай гармонию силикатным кирпичом марки «75» на растворе марки «25». А вот головку мы тебе, товарищ Крытый, покроем комплексными железобетонными плитами. И будет полный порядок.

Порядок будет, если только определим, на что положим эти самые плиты, чем покроем 18-метровый пролёт главного торгового зала. Железобетонными плитами? Эти десятитонные громады рассекут верхнее фонарное пространство на ряд глухих отсеков, зрительно принизят и утяжелят внутренний объём, а хотелось, чтобы это пространство было наполнено воздухом и пронизано светом. Значит, ферма? Да, металлическая ферма! Лёгкая, изящная, прозрачная. Но кто её рассчитает и спроектирует?

У нас в группе некому. Взяться самому? Но у меня нет на это времени. Кроме Крытого в группе ещё несколько объектов. Не таких серьёзных, но достаточно канительных. Что делать? Надо найти готовую ферму, скорректировать её по нагрузкам и применить для покрытия рынка. И такая ферма-матрица есть! Ровно десять лет назад в «Востокгипрогазе» я проектировал такую ферму для ремонтно-эксплуатационного блока (РЭБа) на газопроводе «Мессояха - Норильск». И документация сейчас преспокойно лежит в архиве института, а достать мне её будет несложно, потому что остались ещё в «Востокгипрогазе» люди, которые помнят меня и с удовольствием помогут в целе.

Огромыхивая на дорожных ухабах и встряхивая салонную пыль, вез меня утренний троллейбус N9 12 в строительный трест. Я стоял на задней площадке, смотрел в стекло и немного волновался: согласуют ли конструкции, а ну как заартачатся, особенно с металлической фермой?

Зря волновался. Перечень конструкций мне согласовали весь и сразу, только некоторые замечания сделали, и то в основном «для порядка». Получив «бумагу», я побродил немного по коридорам треста, но не встретил никого из тех, с кем когда-то тянул нелёгкую лямку советского строителя. Да, многих уже не было, а тем, кто остался, .было не до меня.

приходом в нашу группу архитектора Натальи, только что приехавшей в Энгельс из Горького, проектирование Крытого рынка пошло полным ходом. В строительной, конструктивной части всё было ясно, а вот с частью архитектурной мы постоянно спотыкались. Всё, что ни делала Наталья, главному архитектору не нравилось.

-Ну я не знаю, чего он от меня хочет! Просто не понимаю! - устало говорила Наталья, в очередной раз вернувшись со своими проработками от главного.

Честно сказать, задолбал нас всех главный архитектор своими требованиями. И каждый раз у него новые идеи! Сколько мы вариантов сделали с Натальей -ужас! Делала-то, конечно, всё она, а я так - советовал, успокаивал да конфликты улаживал.

-Поработаем ещё часочек у меня дома? - уговаривала она меня в конце рабочего дня. -Мне, что ли, одной нужен этот проклятый рынок? Вы руководитель, вот и давайте разделяйте со мной тяготы... С чем я завтра пойду к архитектору?

И я, вздохнув, шёл разделять. Дома Наталья тут же садилась за доску, а я между делом распаковывал и собирал её горьковскую мебель, навешивал на стены полки, шкафчики, прикручивал над окнами багеты. К полуночи выдыхался.

-Ну всё! - твёрдо и раздражённо говорил я. - Давай показывай, чего там у тебя получилось, и я побежал.

Сбежав под гору, оборачивался, Наташкино окно светилось, Значит, рисует... Домой я попадал далеко за полночь и сразу же проваливался, но не в глухую тьму, а в яркий, радужный и радостный мир интерьеров, фасадов, перспектив и развёрток. Мне снился Крытый - белоснежный, солнечный.

В конце лета мы добили архитектурную часть проекта и «сломали» главного архитектора города. А вскоре наша контора сдала проект Крытого рынка в г. Энгельсе на 112 торговых мест строителю-подрядчику - тресту «Энгельсхимстрой».

В одну из пятниц начала сентября наша строительная "группа накрыла стол. Нет, не по случаю сдачи Крытого рынка. Устроили вечерок по причине ухода отпуск одной из пожилых проектировщиц. Стол собрали быстро, и получился он обильным и разнообразным.

Вскоре слегка захмелевшая компания начала разговоры. Мне они были неинтересны, и я тихо и незаметно вышел на веранду. За стеклянной стеной разгорался пожар осени. Языки его жёлтого пламени уже смело лизали верхушки тополей, взмётывались из ещё густой зелени клёнов. Осень. И лето пролетело совсем незамеченным. А как ждал я его зимой, ждал, как благодати! Думал, каждый весенний и летний день буду не спеша смаковать, медленно пропуская через свою душу... Не получилось.

Глухо скрипнула тяжёлая наборная дверь, и на веранду вырвалось лихое: «Хаз Булат удалоой!..» Я оглянулся: Наталья. Дверь захлопнулась, и стало опять тихо.

-А ты чего не поёшь?

Наталья пожала плечами и встала рядом.

-О чём задумались? - спросила она.

-Да так, о прошедшем лете жалею.

-И мне его жалко, - вздохнула Наталья.

-А помнишь, сколько ночей мы с тобой просидели над этой долбаной архитектурой?

-Да нет, не забыла. И буду, наверное, долго помнить. Какая была луна! Огромная, прямо в окна лезет. А внизу сонно мерцают огни спящего города, а дальше - саратовские огни. И тишина. Тишина такая, что слышно, как стрекочут кузнечики в траве. Или это не кузнечики? Хорошие были ночи. Так мечталось... А теперь уж не придёте ко мне «на гору», на девятый этаж. Не придёте? - Наталья шутливо толкнула меня плечом.

-А зачем? - засмёялся я.
-Проект мы с тобой сдали, полки и шкафчики повесили.

-Люди! - услышали мы приглушённый дверью крик хором. - Идите за стол, уже налили!

-Пошли? - Наталья внимательно посмотрела на меня.
-Иди одна. Спой там пару каких-нибудь песен. Про ясные зорьки под городом Горьким^ или ещё там какую. А я домой... ОТ и вся история с проектированием первого Крытого в Энгельсе. Строили его уже без нас. Трест не заключал с нашей конторой договора на авторский надзор. Да, трест такая мощная организация, что ни в чьем надзоре не нуждается.

С Натальей мы виделись каждый день, но как-то отдалились друг от друга. Она уже Легко и свободно ладила с главным архитектором. Он будто даже звал её к себе в отдел. Под Новый год Наталья неожиданно вышла замуж.
В «своём» Крытом рынке я бываю очень редко. Можно сказать,...
В «своём» Крытом рынке я бываю очень редко. Можно сказать, совсем не бываю: район мне не с руки. Но если вдруг случается посетить его, я в первую очередь, не обращая внимания на торговые ряды, на товар и цены, сразу же задираю голову и смотрю вверх, под самую кровлю - на металлические фермы. Да, в натуре эти 18-метровые красавицы не столь изящны, как на моём чертеже. И всё-таки я любуюсь ими.

Я глажу взглядом верхний и нижний пояс фермы, её стойки и раскосы, её косынки и «ухарики». Смотрю и непременно вспоминаю её родную сестру. Ту, что далеко на Севере, за Полярным кругом, жизнь у которой посложней, чем у нашей. Там и снега побольше, и морозы покрепче, и свирепые ветра подолгу бьются в стены РЭБа. А ночи там кажутся бесконечными, и в кромешных небесах дрожит и тлеет призрачное, как наваждение, северное сияние. Я посылаю ей за тысячи километров мысленные приветы и вместе с этими приветами желаю ей всяческих стальных благ: не ржаветь, не снижать прочности и не терять устойчивости. Отослав приветы и пожелания, я вновь обращаю взор на «свою» ферму и тихо радуюсь, что жизнь ее не так сурова, как у сестры, И кровля полегче, и климат помягче, и солнце поярче, и светит оно подольше.

Из окна своей квартиры на седьмом этаже я вижу огромную арку нового рынка, который строится на площади у троллейбусного кольца. С каждым днём металлоконструкции этой арки обрастают плотью: засеребрились алюминиевым заполнением, заблистали вставленным стеклом... И я радуюсь, что в городе вот-вот появится такой прекрасный, такой современный Крытый рынок. Наш, конечно, поскромней. У нашего и «труба пониже, и дым пожиже», но у него есть одно неоспоримое преимущество: он был и всегда останется первым Крытым рынком в нашем городе.

Автор статьи Георгий Вяз (26 июля 2006 г.) Статья из "Новой газеты".
Фото 2000 год.
Фото 2000 год.
Фото 2008 год.
Фото 2008 год.
Фото 2008 год.
Фото 2008 год.
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 19/07/2024 23:22