АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 10 - Волга Фото

Волга Фото

АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 10

20/03/2016 08:42
АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 10 - Волга Фото
Выдающийся советский актер театра и кино Михаил Михайлович Яншин был человеком очень полным, тучным, поскольку любил вкусно и много поесть. Именно есть, а не кушать, как теперь модно стало говорить. Михаил Михайлович иногда повторял слова Владимира Даля: «Кушают свиньи, а люди едят».

Однажды в ресторане Всероссийского театрального общества, находившегося тогда на Тверской (М. Горького) улице, Яншин увидел как молодой, энергичный и в те годы худощавый актер Евгений Вестник аппетитно поглощал немалое количество пищи. Причем, было видно, что этот молодой человек никак не может насытиться. Яншин подошел к Вестнику:
- Женечка, я пригашаю вас на завтрашний обед в ресторан «Баку», только с условием: устроим небольшое состязание, кто больше съест - тот не платит за обед и, соответственно, платит тот, кто меньше съест.
Вестник тут же прикинул, что у него в наличности имеется всего триста с небольшим рублей, по тому времени (1950-е годы) сумма ничтожная. Однако, ударить лицом в грязь перед великим мастером ему тоже не хотелось. И Вестник решил: «Я должен выиграть соревнование по обжорству, даже если умру за столом. И ежели я умру, то, во всяком случае, предварительно наемся досыта, в первый раз в жизни».

В ресторане «Баку» они, не мудрствуя лукаво, заказали по одной порции шашлыка и по бутылке (0,8 литра) сухого столового вина. Съел свои порции, артисты повторили заказ - шашлык и вино. Перед пятой порцией Вестник почувствовал, что куски мяса с невероятным трудом стали проглатываться, даже сопровождаемые вином. Яншин то же с явным отвращением поглядывал на свою пятую тарелку.

Все же Вестник осилил свою порцию, допил пятую бутылку вина., стал наблюдать за страданиями Яншина. Михаил Михайлович долго держал пред собой последний кусок жирной баранины и, наконец, упав головой на скатерть в изнеможении прошептал:
- Нет, я больше не могу.

Победа досталась Евгению.
После обеда Яншин пригласил своего младшего коллегу на ипподром. Он был страшным игроком на бегах, равно как и в карты. Приехали на ипподром. Вестник, сильно захмелевший от четырех литров вина и с туго набитым желудком, прислонился к забору и тупо наблюдал за пробегавшими группами лошадей, а Яншин куда-то ушел. Когда через некоторое время он вернулся, то показал Вестнику пачку купюр:
- Я тут немного выиграл в тотализатор, - сказал Михаил Михайло¬вич, - так что приглашаю вас, Женечка в ближайший ресторан похлебать соляночки; я что-то слегка проголодался. А закончилась эта история не¬сколько лет спустя. Яншин был заядлым футбольным болельщиком и дружил со многими известными мастерами советского спорта. С его другом легендарным Андреем Старостиным познакомился и Евгений Вестник, который однажды рассказал Старостину о состязании в обжорстве и о своей победе над Яншиным.

- Поскольку я давно и хорошо знаю Михаила Михайловича, - сказал в ответ Андрей Старостин, - могу тебя заверить, что те пять шашлыков и пять бутылок вина, которые Яншин употребил в «Баку», были для него легкой закуской. А перед тобой он всего лишь разыграл очередной театральный этюд, чтобы ты вдоволь наелся и не тратил денег из своей скромной зарплаты.
... В Московском театре имени Станиславского, которым некоторое время руководил Михаил Яншин, работал администратором Яков Моисеевич Гитман - мужчина не только солидного веса (полтора центнера), но и огромного благодушия. К нему частенько обращались артисты театра с просьбой одолжить некоторую сумму денег. Попросят у Гетмана рубль - он дает два. Попросят десять рублей - дает двадцать, и так далее.
Слух об этом дошел до Яншина.

- Ну, я его проверю, - хитро сказал Михаил Михайлович, - я попрошу у него большую сумму денег в займы. Посмотрим, как он поступит.
На следующий день Яншин подошел к Гитману.

- Яков Моисеевич, тут такая неприятность. Вчера я сильно проигрался в карты и остался без копейки. А сегодня мне вдруг понадобилась довольно крупная сумма. Вы не можете мне одолжить на недельку четыре тысячи рублей?

Гитман слегка замялся. И не мудрено. В те годы 4000 рублей - бешеные деньги. Наконец он сказал:
- Сейчас у меня при себе нет такой суммы, но завтра я принесу вам деньги.
И верно. На утро Гитман принес Яншину деньги, и не четыре тысячи, как тот просил, а восемь.
Михаил Михайлович не выдержал и на прямую поинтересовался у Гитмана; почему это он всегда дает людям в долг в два раза больше, чем они просят?
Ответ администратора был прост.

- Если я дам человеку столько, сколько он просит, тот возьмет деньги и вскоре забудет о долге, и не вернет его. А если я дам в два раза больше, просящий, конечно же, запомнит этот неординарный случай и непременно отдаст долг.
- И вам всегда возвращают долги? - спросил Яншин.
- Всегда.

... Прошло несколько недель. В буфете театра к Яншину подошел смущенный Яков Моисеевич и попросил взаймы рублей сорок, поскольку случайно оставил дома кошелек.
- Рад услужить вам, - сказал Яншин и протянул Гитману восемьдесят рублей.

- А вы способный ученик, дорогой Михаил Михайлович, - улыбнулся Гитман.

Говорят, что большие люди, как правило, бывают добрыми и нежными. Эстрадный конферансье Михаил Наумович Гаркави бьл чело¬веком большим - рост 190 см, вес, в разное время, 130-150 кг. Был он добрым, глубоко порядочным и очень отзывчивым человеком, но обидчивым.

Однажды директор Московской эстрады сказал ему;
- Мы решили хлопотать для вас о звании заслуженного артиста. Для гордого Гаркави подобная формулировка показалась обидной, и он сказал директору:
- Спасибо, мне вчера звонил министр культуры и сообщил, что па днях уже будет указ о моем звании.

Никакого указа, разумеется, не было, начальство успокоилось, а Гаркави так и не получил почетного звания до конца жизни.

Как-то эстрадная группа, в которую входили Гаркави и его знаменитая жена Лидия Русланова, гастролировали на Кавказе. Рано утром поезд пришел на станцию Самтредиа. К вокзалу подъехал автобус, на котором артисты должны следовать дальше. Используя свободное время, все артисты поспешили в буфет, чтобы выпить по чашечке кофе перед дорогой. Гаркави один остался у автобуса и присел на подножку с газетой в руках. В эту минуту к автобусу подошел железнодорожный милиционер.

- Водитель, - строго обратился он к артисту, - почему поставил здесь автобус? Ты что, не знаешь, что стоять тут нельзя? Немедленно уезжай от сюда к месту стоянки на площадь! Ну, быстро!
Михаил Наумович отложил газету, встал и с гневным видом двинулся на грубияна в форме, спрашивая:
- В чем дело?

Милиционер, увидав огромного сердитого Гаркави, как-то сразу сник. Вероятно, на стража порядка подействовал и внешний вид артиста: пиджак невообразимого цвета и странного фасона кепка. Милиционер взял под козырек и смущенно произнес:
- Виноват, товарищ генерал, - и отошел в сторону.
... Гастроли в Ереване. Два часа ночи. Гаркави один в гостиничном номере. Не спится. Михаил Наумович снимает телефонную трубку и звонит в номер артиста Геннадия Дудника.
- Это Гаркави, срочно зайди ко мне.

Через минуту заспанный Дудник появляется в дверях.
- Что случилось? - спрашивает с тревогой.
- Ничего, просто мне скучно... Так вот, - как бы продолжает прерванный разговор Гаркави, - когда я служил в камерном театре...
Дудник не дает ему договорить. От обиды за прерванный сон он начинает дерзить:
- Михаил Наумович, есть ли в Советском Союзе такой театр, в котором бы вы не работали?
- Есть, - добродушно отвечает Гаркави. - Большой театр...

На следующий день в номере Дудника раздается телефонный звонок. Звонит Гаркави:
- Геннадий, приходи сегодня на обед ко мне в номер. У меня здесь композитор Айвазян. Вместе пообедаем, я уже заказал.
В назначенное время Дудник открыл дверь в номер Гаркави и слышит, как тот говорит Арутюну Айвазяну:
- Так вот, когда я работал в хоре большого театра...

В этот момент он увидел входящего Дудника и невозмутимо сказал ему: «Ну это не важно!»
... После окончания гастролей в Махачкале Гаркави сидит в местном аэропорт перед вылетом в Москву. Около него некоторое время вертится какой-то человек в форме служащего Аэрофлота. Но вот он подходит к артисту и спрашивает:
- Гражданин, извиняюсь, вы летите в Москву? -Да.
- А сколько, простите, вы весите?
- Сто сорок килограммов, - гордо отвечает Гаркави. - А что?
- Извините, но мы вас в самолет взять не можем.
- Это почему же?
- Мы берем только пассажиров, которые весят не больше восьмидесяти килограммов.
- Что ж, отрежьте остальное, - тут же находится Гаркави.
- Резать не будем, - бубнит служащий аэрофлота, оплатите, как за багаж.
- Вот что, голубчик, принесите мне правила пассажирских перевозок, - говорит Михаил Наумович.
Служащий приносит толстую книгу, вместе находят нужный раздел.

- Вот, - поясняет артист, - ту ясно сказано; «Учитывая, что средний вес пассажира равняется 80 килограммам, разрешается брать с собой без дополнительной оплаты багаж весом до 20 килограммов». Речь идет о багаже, а не о моем весе. А если летит пассажир весом в 50 килограммов, то вы ему доплачивать, что ли, будите разницу в 30 килограммов? А?
Служащий тяжело задумался, потом примирительно сказал?:
- Н), хорошо, на первый раз прощаем, но в дальнейшем подумайте о себе.

Из книги "Был такой случай" Геннадий Мишин.
Рубрики:
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 30/11/2020 19:53