ИЗ ИСТОРИИ ЭПИДЕМИЙ в ПОВОЛЖЬЕ - Волга Фото

Волга Фото

ИЗ ИСТОРИИ ЭПИДЕМИЙ в ПОВОЛЖЬЕ

ИЗ ИСТОРИИ ЭПИДЕМИЙ в ПОВОЛЖЬЕ  - Волга Фото
В связи с нынешней пандемией, наверное, интересно будет вспомнить о подобных напастях, приходившим в наш регион в прошлые годы.
Упоминание о первой эпидемии в Покровской слободе – чуме – относится к 1808 году. По сохранившимся документам, в тот год вымерло около четверти слобожан, а всё население составляло 5 тысяч человек. То есть умерло свыше тысячи человек.

В современных энциклопедиях чуму называют острым инфекционным заболеванием. В словаре Даля о ней сказано более эмоционально: повальная, заразительная, смертная болезнь на людей или на скот. Чума передаётся главным образом через блох и капельным путём через воздух. Проявления: лихорадка, интоксикация, бубоны (увеличение в паху лимфатических узлов воспалительного характера), при лёгочной форме - пневмония.
Саратовский священнослужитель протоиерей Николай Герасимович Скопин в своём дневнике (он его вёл ежедневно, это уникальный документ!) писал об эпидемии чумы противоречиво, как и многие из нас сейчас относятся к коронавирусу. Жаль, что он не упоминает в связи с эпидемией Покровскую слободу, но ситуация и в слободе, и в Саратове была похожей. Предлагаем вашему вниманию фрагменты дневника (стилистика и грамматика сохранены):

«1808 год. 2-го числа месяца генваря открылась заразительная болезнь. Город (имеется в виду Саратов. – А. Б.) заперт, и все связи с оным пресечены. Дом, где оказалась чума, сожжён. Причём много было любопытного. Но не наше дело. О чуме слухи разные: одни утверждали, другие отрицали. Последнее, по мнению многих, вероятнее. Бог да судит, яко Сердцеведец всему. Два лекаря ещё не столько важны, чтобы, на их свидетельство положась, верить чуме и во всей России произвесть уныние, ропот и неисчислимый убыток государственный и частный. Горе необдуманности и легкомыслию; горше того, есть ли что умышленное здесь учинено. Ибо часто бывает, что начинается иногда оплошностию, а кончается преступлением. Господи, помоги граду и страждущим в нём!..

Месяц февраль, 16-го. О чуме в городе не слышно стало. Дай Бог, чтоб она, проклятая, исчезла совсем.

Месяц март, 1-го. Служил преосвященный Гай в Соборе. Стечение народа было очень великое. Я сказывал проповедь о том, чтоб граждане успокоились, видя попечение государя о прекращении болезни. Тема была «Возстани и ходи». Сие взято из Евангелия… Проповедь сия была принята с торжеством…

2-го. Была великая метель. Говорят, что из выпущенных извозчиков двое замёрзли.

С 4-го по 12 дни. …Приехавший в Саратов сенатор Козодавлев содействовал весьма много к прекращению чумы. Уже 12-го числа марта отперли и город. Народ почти со слезами услышал таковую весть. Бежали опрометью к заставам, и иной въезжал, а другой выезжал вон из города. Радость была всеобщая. Господи! Что будет далее из сих обстоятельств? Сохрани и спаси обидимых. Какая в свете несообразимость!
13-го. День был очень морозный. В сей день совершён молебен благодарный о спасении города от чумы (которая едва ль существовала в самом деле, по словам участвовавшим в том людей). Но здесь распространяться более не нужно: последствия то докажут очевиднее, что теперь не зримо.

14-го. Мороз по утру очень жестокий. Боже мой! В марте месяце и притом в Саратове 20 градусов мороз! Это совсем круг земной превращается, или весь свет физический превратился, как превратился свет нравственный…
С 15-го по 19-е. В городе продолжается ропот по причине запертия его на шесть недель паки (т. е. ещё. – А. Б.). Это умничество от медиков саратовских. Каков-то конец всему сему будет…
30-го и 31-го. …Месяц весь кончился благополучно, и чумы также нигде слышно не было.

22-го, 23-го, 24-го (апрель).
…В сих последних днях город совершенно от кордонов очистили, и позволено всякому въезжать и выезжать без карантинных очищений…

26-го. День очень ясный и приятный. Нигде никакой болезни не оказалось, и город совершенно открыт – всякому выезжать уже позволено и без окурки платья.

8-го дня июля. Посетил я узморского священника Стефана и нашёл его всецело впавшего в пьянство. В церкви, которой он управляет, всё пришло в расстройство и развалилось. Худо ведёт себя этот пресвитер и посему должен быть отмечен чёрным камнем (должен быть на худом счету).

10-го – 15-го. В отсутствие моё сожжён тот пасквиль, который сочинён на чуму, сенатора Козодавлева и губернатора Панчулидзева, как говорят (что за пасквиль, автор не уточняет. – А. Б.). Однако ж, сие неизвестно, на них ли он сочинён или на других; знаки только некоторые то будто доказывают. Пусть судят о сем другие – не наше дело. Я даже этот пасквиль и не видел.

16-го, 17-го. Дни стояли очень жаркие, дождь в полдни падал очень небольшой; облачка ходили лёгкие… Пожалованы в городе Саратове чиновники кавалериями (орденский знак в просторечии. – А. Б.) и чинами за прекращение чумы. Всех таковых было в Саратове, Царицыне и Камышине человек до сорока. Многим даны земли и подарки, а купцам – медали. Очень добрую память оставил о себе Осип Петрович Козодавлев. Но что от чумы почувствовали тысячи народа, о том и помыслить ужасно.

Месяц сентябрь. В Астрахани болезнь совершенно прекратилась. Что будет далее по сему – увидим.

С 6-го по 31-е декабря. 20-го проехал через Саратов из Астрахани Иван Николаевич Неплюев, сенатор, бывший там для прекращения чумы. В городе не останавливался по причине болезни жены его.
1809 год.

17-го числа генваря. Было великое торжество в Саратове, ибо было освящение ризницы, всемилостивейше пожалованной от государя императора Александра Павловича в саратовский Троицкий собор. (Ризница – это помещение в церкви, где хранятся ризы и вообще вся церковная утварь и драгоценности. – А. Б.) Она получена по ходатайству бывшего здесь сенатора Осипа Петровича Козодавлева. Сия ризница много наделала шуму в городе, ибо столь счастливого происшествия он от бытия своего не видел. Чтоб сказать что-нибудь о ней, надобно рассказать всю историю от самого начала. Вот она.

3-го дня генваря месяца 1808 года открылись признаки чумы. В сей день город был заперт и никого не выпускали из него. Было предписано (или признано словесно), чтоб осторожно ходили с исповедью и причастием. Сие зло распространилось и последствием своим имело то, что прислан сенатор от государя императора вышеупомянутый Осип Петрович Козодавлев. Он как человек проницательный и умный увидел всё; благочестие его и любовь к Богу всегда побуждали присутствовать в храме Божием. В день 25-го марта был он в церкви соборной, увидел не очень достаточное облачение и потому решился написать к государю о доставлении полной соборной ризницы для украшения ея. Сие тотчас исполнилось. Император приказал из общей товарной оную устроить, и сия-то ризница прислана и освящена 17-го числа января 1809 года».

Следующая зафиксированная документами эпидемия – теперь уже холеры – случилась в Покровской слободе в 1829 и 1830 годах.

Холера – карантинное заболевание человека (понос, рвота, обезвоживание организма, судороги – корчи в ногах, обострение хронических заболеваний), вызываемое холерным вибрионом. Заражение от больного через воду, фекалии, пищу, грязные руки. Люди умирают в основном от обезвоживания организма: в день теряется от 10 до 20 литров! Смертность может достигать 27 процентов от заболевших.

К сожалению, выше цитированный дневник Н. Г. Скопина заканчивается 1826 годом, так что подробностей о той эпидемии нет. В нашем распоряжении есть лишь информация энгельсского краеведа Геннадия Мишина:
«В первых числах августа в слободе Покровской началась эпидемия холеры, завезённой из Астрахани бурлаками. Смертность была больше, чем в холеру прошлого, 1829 года».

Кстати, именно в 1830 году в России был введён холерный карантин, который «устроил» А. С. Пушкину творческую «Болдинскую осень».
Далее продолжим цитировать Г. Мишина:

«1847 год. Эпидемия...
Далее продолжим цитировать Г. Мишина:

«1847 год. Эпидемия холеры. Умерло в слободе около 300 человек.
1848 год. Вновь холера. Жара до 40 градусов. Умерло около 1000 покровчан.
1866 год. Эпидемия холеры.
1892 год. Эпидемия холеры, много умерло. Толпы недоверчивых и обезумевших покровчан громили больницу (на углу ул. Петровской и нынешней пл. Свободы. – А. Б.) и квартиры медработников.
1918 год. Массовое заболевание брюшным тифом. Затем к этому добавился сыпной тиф. В Покровске было оборудовано специальное помещение для тифозных больных. (Тиф – условное обозначение некоторых острых заразных инфекций (брюшной тиф, сыпной тиф, возвратный тиф), сопровождающихся лихорадкой и расстройством сознания. Раньше эту болезнь называли гнилой горячкой. – А. Б.)
1919 год. Очередная эпидемия тифа.
1921 год. Засуха, голод, холера. Из 760 холерных больных умер 321 человек».

Вообще в период 1825 – 1925 годов в России зафиксировано не менее 55 крупных эпидемий холеры. К примеру, в 1847-1848 годах всего в стране заболело около 2 млн. человек, из них около 700 тысяч умерло. В 1892 году больных насчитывалось более 520 тысяч, из них умерло свыше 300 тысяч.

Если вспомнить недавнюю историю, то сильная вспышка холеры произошла в Поволжье в 1970 году. О ней расскажем в следующем номере. Также расскажем об эпидемии лёгочной чумы в Москве в 1939 году, которую, к счастью, удалось пресечь в начале её развития. Разносчиком болезни оказался житель Саратова…

Из газеты "Новая газета" автор Александр БУРМИСТРОВ.

P.S. Спасибо Саратовской областной научной библиотеке (отдел редких книг) за возможность ознакомиться с дневниками Н. Г. Скопина.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / ИЗ ИСТОРИИ ЭПИДЕМИЙ в ПОВОЛЖЬЕ
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 04/07/2020 05:45