СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА - Волга Фото

Волга Фото

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА - Волга Фото
Николай Иванович Костыряченко родился 13 декабря 1919 года в городе Покровске (ныне г. Энгельс). В апреле 1940 года был призван на службу в армию, попал в артиллерийскую часть в город Проскуров Каменец-Подольской области. Война для него началась с боёв на польской границе. В конце войны старший сержант, командир орудия Костыряченко получил плечевое ранение и Победу встретил в литовском госпитале города Каунаса. Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Сталинграда», «За победу над Германией» и другими юбилейными медалями. После демобилизации вернулся в родной город и стал работать механиком в сфере бытового обслуживания.

ИЗ АРХИВА ЛИЧНОГО ДЕЛА

В армии Николай был вначале ездовым на лошадях, потом его перевели в линейную связь, затем – в связь авиации. А накануне войны стал огневиком и мастером по орудийному делу. Война захватила Николая с первых часов её начала. Их артиллерийский полк находился тогда в летнем лагере недалеко от новой границы с Германией, в Польше. Здесь он принял боевое крещение. 22 июня 1941 года неожиданно началась стрельба. Был дан приказ подцепить тракторами пушки и направить их в сторону врага.

Разведка отправилась в ближайшее селение. Солдаты вернулись в разбитом состоянии со словами: «Танки немецкие». Фашисты начали их утюжить. Тогда артиллерийский полк стал бить в ответ. Гарь, взрывы, пыль, неразбериха. Но немцев они попридержали. Вскоре пришла радиограмма, что им на подмогу идут советские танки. Только после боя, увидев раненых и убитых, Николай понял, что это настоящая война.

Затем началось отступление. Но официально оно называлось иначе – отходом на выгодный рубеж. На самом деле пришлось отступать, потому что не хватало боеприпасов. Шли с боями. Остановятся, выстрелят все боеприпасы и опять в путь. Следовали через Украину и Белоруссию. Позади оставались Киев, Харьков, Полтава, Витебск, Минск, Смоленск и так до Сталинграда.

Во время начала отступления с Николаем произошёл юмористический случай. Шёл проливной дождь. Его бойцы все были мокрые до ниточки. И тогда он, заметив хутор, предложил передохнуть. Зашли в хату, там никого. Из сарая принесли солому и заночевали в сенях. Николай сказал, что надо бы всё проверить. Но ребята были такие уставшие, что сразу уснули, как убитые. А Николай, чувствуя ответственность за всех, спать не стал. Вдруг слышит, на чердаке кто-то шуршит. Он толкнул соседа: «Немцы». Шуршание продолжалось. Бойцы остальные спали, было жалко их будить. Николай решил всё проверить сам. Вдруг как кто-то бухнется прямо к ним и побежал. Они с соседом следом на улицу. Вдруг слышат: «Мяу». Оказалось, на чердаке стояла бадейка из-под молока и кошка в неё забралась, да застряла. Бегала, вертелась, пока не упала вниз, бадейка разбилась, а кошка с ободком от неё на шее выбежала. Тут все проснулись. Потом долго смеялись, как Николай диверсанта поймал.

В Сталинграде их определили на оборону Тракторного завода. Николай был командиром орудия – 152 мм гаубицы. Орудие обслуживало пять бойцов: командир, наводчик, замковый, заряжающий и лаборант. Последний находился в нише со снарядами с дистанционной трубкой и по наводке наблюдателя ставил на осколочный, бронебойный или фугасный снаряд. Пушку закапывали в землю так, чтобы виднелся только ствол. Их позиция была на опытном поле, в балке Носкина. Немцы бомбили днём и ночью, часто атаковали. Их батарея давала отпор. Вскоре состоялось танковое побоище. От снарядов колыхалась земля.

Их батарея била по закрытым целям, координаты которых сообщали с наблюдательного пункта. А когда шли танки, то орудия выкатывали напрямую, наводили панораму, брали танк противника в перекрестье, штурвалом поворачивали вниз, вверх, влево, вправо. И редкий немецкий танк уходил от их пушек целым. Им в то время хорошо помогали «Катюши», но они подъезжали, стреляли и быстро уезжали, пока не засекли немцы. Но после призыва Сталина: «Россия велика, а отступать некуда», «Катюши» тоже зарылись в землю и стали стоять насмерть. Гражданского населения видно не было. Люди все попрятались по подвалам, где многие умерли от голода.

Военная зима под Сталинградом оставила у Н.Костыряченко на всю жизнь память о бесконечной дрожи. Изб там уже не было. Все их сожгли и разрушили. Грелись, чем только могли. Когда командовали во время стрельбы, что заряд неполный, открывали пыж и вытаскивали оттуда порох. Потом его жгли и так отогревались. Ведь солдатам приходилось всю зиму жить в земле. Мёрзли так, что дрожь вроде проходила, а внутри всё равно трясло. Тогда набирали в котелок грязного снега, чистого не было, растапливали его и пили. Пили и не чувствовали, что это кипяток, только оболочку сдирали, да нёбо сжигали.

В балке Носкина им выдали винтовки по типу японских. На них вместо штыка был кинжал. Ночью делали вылазку к сгоревшим танкам и срезали у них резиновые катки тоже для согревания. Когда их жгли, то были все чёрные от копоти. Грелись также в движении, закапывали пушку, выдалбливали себе ровики от шальных пуль.

В ноябре 1942 года произошло соединение Сталинградского...
В ноябре 1942 года произошло соединение Сталинградского и Юго-Западного фронтов в районе Калача и хутора Советский, в результате чего завершилось окружение армии Паулюса. Советское командование предъявило немцам ультиматум. Первого парламентёра они убили. Отправили второго, немцы уже поняли, что им некуда деваться. И вскоре начали сдаваться в плен. Окончательная капитуляция произошла только 2 февраля.

Николай Иванович сам видел издалека, как выводили из подвала магазина начальника немецкого штаба, адъютантов и самого командующего 6-й армией генерал-фельдмаршала Паулюса. Более 300 тыс.пленных немцев загнали в балку, откуда им некуда было деться. Да они и не смогли бы. Ноги у большинства из них были отморожены, головы повязаны платками. Затем пленных отправили в тыл.

После освобождения Сталинграда полк, где воевал Костыряченко, был переформирован, получил пополнение и погнал немцев дальше из нашей страны. Инициатива перешла в руки советских солдат, появилось хорошее настроение, бодрость духа. В атаку Николаю Костыряченко не приходилось ходить, а вот в рукопашный бой с немцами вступал. Было это в Севастополе. Тогда немцев прижали к морю. Одни сдавались в плен, другие отчаянно сопротивлялись. До Берлина Николай Иванович не дошёл, за полгода до окончания войны оказался в госпитале. После выписки его направили в Германию, в г. Вассербург, где уже был тыл.
По воспоминаниям участника Великой Отечественной войны, жителя города Энгельса Н.И. Костыряченко
Светлана Хоружая
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 20/09/2020 03:31