Саратовская степь - Волга Фото

Волга Фото

Саратовская степь

Саратовская степь - Волга Фото
Что такое степь? Безбрежное поле, и над ним -небесное море. Вот такая встреча двух великих просторов, несомненно, влияет на формирование духа и характера степного человека. Человек как бы существует в удвоенной вселенной - на земле и на небе. Есть возможность соотнести круг своей жизни с кругом земным и кругом небесным.

А что означает слово «степь», как великое пространство, привлекшее и вобравшее в себя великое множество племён и народов? Ключом к пониманию этого важного культурного явления Старого Света является... древнегреческое слово «стефа -нос», - круг, венец, слава. В давние времена это слово выглядело как «степ(х)анос», где «с» начальное означает соединение, «те» - широко распространённое указательное местоимение, а «п(х)анос» или «фанос» - свет, огонь, вокруг которого собиралось и существовало племя.

Здесь мы невольно касаемся жизни наших степных предков, легендарных вендов, построивших свою культуру, а затем и свою цивилизацию на основе поклонения Огням земным и небесным, как видимым знакам Единого Бога. По священному преданию вендов, основы зороастрийской религии, изложены в древнейших гимнах лично Зороастром, или Заратуштрой. По наблюдениям современного английского учёного Мерри Бойс, это выдающееся событие состоялось в заволжских степях.

Эти самые степи, конечно, - часть Большой саратовской степи. Следы вендов обнаруживаются не только в Заволжье, но и на правом, горном берегу Волги: рядом и просто на территории Саратова -гора Будан с древним городищем, о котором знали и которым гордились саратовцы более 250 лет назад (1736 г.). Ныне это городище всеми забыто, а оно находилось на торговом пути, идущем через Увек (Укек) в Заволжье, и далее - на Урал и в Среднюю Азию.

Само название столицы Степного края, Саратова, имеет много истолкований. Каждый новый народ, поселявшийся или пребывавший в районе Саратова, старался посвоему перевести на свой язык или наречие топоним, отразившийся на карте Старого Света, довольно далеко от столицы Степного края, - в Западной Сибири, на Северном Кавказе (русский фольклор - «Былины», «Исторические песни»). Так, в сибирской былине Саратовская степь сравнивается по своему значению в народной памяти с сильнейшими и славнейшими государствами XVIII века - Шведским королевством и Турецким царством.

Итак, из языка вендов топоним «Саратов» можно понять как «Старый город». В древней традиции понятие «старый» означало и «заслуженный», и «славный». Можно с уверенностью говорить, что одна из древнейших форм топонима столицы края или центрального района края на языке вендов выглядела в озвонченном прочтении или произношении как «Заратов» - Старый город, изобилующий водами. Вендский топоним можно отнести к древнейшему прошлому, порядка начала 9-го тысячелетия до Р.Х.

После такой глубокой древности совсем рядом с нашим временем выглядит топоним «Горы Саратов». Эти Горы были известны в античное время двум учёным - Птолемею и Полибию (1-й век по Р.Х.), которые упоминают Саратовские Горы при описании Земного круга, известного в то время. Описание включало в себя наиважнейшие места и объекты с точки зрения не только учёных, но и торговых людей, и воинов. Что же скрывалось за названием «Горы Саратов» и почему каждый грамотный человек античного мира должен был знать и помнить эти Горы, стоявшие от таких столиц, как Рим, Александрия на расстоянии нескольких тысяч миль? Ответ кроется в том, что эти же горы именовались в греческой традиции Гиппийскими Горами, то есть Конными Горами. Именно в Саратовской степи состоялось, по мнению учёных-археологов, эпохальное событие в жизни человека на земле - около 5 тысяч лет до Р.Х. был приручён конь. Влияние этого события было самым глубоким для жизни людей. С помощью коня человек стал быстро и эффективно осваивать и познавать землю. Это привело к созданию множества ремёсел, а вслед за ними и искусства. В античное время ещё помнили о роли коневодства в наших местах и относились к этому району Земного круга с вполне понятными уважением и почтением.

Культуру коневодства из Саратовских степей в область античных народов принесли древние мидийцы, создавшие ещё до персов настолько знаменитое государство, что и спустя много лет древние греки называли свои победоносные войны с персами мидийскими.

К северо-западу от Саратова плотным пятном располагаются на карте: река Курдюм, горы Курдюмские вершины, село Усть-Курдюм, железнодорожная станция и посёлок Курдюм, село Старый Курдюм - сплошь курдюмские топонимы. По древней традиции мидийцы - носители знаменитой государственности -являются предками курдов. Неудивительно, что следы курдской топонимики встречаются так далеко от ныне известных районов проживания этого одного из наиболее древних и культурных народов Старого Света (территория Ирана, Турции, Сирии, Ирака). Следы проживания курдов прослежены в Восточном Иране и в Западной Индии. На севере Саратовской области название села Бал-тай (по-татарски - топор) наверняка восходит к более древнему курдскому слову «балтек», тоже означающему «топор». Средневековый город с прямо-таки курдским по облику названием «Сувар», то есть «Всадник», упоминался рядом с Увеком, ныне южной окраиной Саратова.

В IX-X веках сохранялась память о том, что фракийцы были русами, то есть русскими, об этом сообщала републикация древнего латинско-славянского словаря в Пушкинское время, в журнале «Библиотека для Чтения». В этом свете несколько по-другому надо воспринимать и название замечательного поэтического труда В.Г. Теплякова «Фракийские элегии», получившего более чем положительный отзыв самого А.С. Пушкина. В.Г. Тепляков до своей научной поездки в качестве археолога на землю Болгарии, Древней Фракии, служил в гусарском полку, в Саратовской губернии, в городе Аткарске, бывал по долгу службы и по своим интересам в Саратове, столице, как стали изящно выражаться в Пушкинское время в среде петербургских журналистов, Среднего и Нижнего Поволжья.

Более позднее поколение степных народов назвало район и место Саратова, исходя из культуры не только коневодства, но и культуры колесничного дела. На языке сколотов (или, как их называли греки - скифов) Сарат означает «стоящий при колесе или колеснице». Военные колесницы в древности были очень грозным и эффективным оружием, своеобразными скоростными танками, покорявшими пространство от Индии до Египта. Но уже во II тысячелетии до Р.Х. закатывается слава этого оружия, не имевшего себе соперников на протяжении примерно 20 веков. Вот в какую глубину времени уходят корни нашей памяти!

Настоящим чемпионом по возрасту выглядит название степного священства - «карепаны» (ранее VIII тысячелетия до Р.Х.). Это слово, означающее «держатели огней», пережило множество царств и народов. Сохранилось слово «ка-репан» в саратовской фамилии Карепановы. В центре Саратова до сих пор стоит двухэтажный каменный дом с характерным фасадом (конец XIX века, архитектор A.M. Салько), принадлежавший купцу Карепанову.

Классические образы Аполлона, муз в современном сознании прочно связываются с Древней Грецией, но Аполлон и музы должны быть отнесены по своему происхождению не к греческому миру, а к великому океану народов к востоку и северу от Эллады. Существенная часть из народов «варварского мира», настоящих учителей древних греков во всех областях жизни, обитала на просторах Великой степи, в Содружестве племён. На окраине этого мира стояла знаменитая Троя, когда-то столичный город большей части восточного Средиземноморья. Покровителем и даже строителем этого знаменитого города был бог Аполлон. У бога поэзии, солнца в северном, русском мире было, правда, другое имя - Даж-дий бог. Даждь-божьими внуками автор «Слова о полку Игореве» называет весь русский народ. Это не может не говорить об особом месте в жизни наших предков культа Аполлона-Даждия. И лебеди, спутники этого бога, всегда пользовались любовью в народе. Само слово «лебедь» означает «избавляющий от беды», как, впрочем, и хорошо знакомое всем слово «лебеда», трава, избавлявшая не раз в прошлом от голода во время бескормицы, неурожая на хлеб.

У Даждия-бога было и другое «русское имя», близкое по звучанию к «греческому имени» - Аполлон и Яблонь (яблоня). Только в русском имени этого бога сохранилось значение «избавитель от бед», а у греков имя Аполлона означало «губитель», то есть несущий беду. Вот уж поистине права пословица «Что русскому здорово, то чужеземцу смерть».

Саратовскую степь во времена ордынские, половецкие просвещённые люди называли весьма поэтично - «Страна яблонь». Здесь, в Степи, существовали яблоневые леса, пережившие тысячелетия, но упавшие под «железной пятой» капитализма. Яблоневый сырт, то есть речной водораздел, - вечный памятник древней культуре замечательного плодового дерева и одновременно не менее древней, оставившей глубочайший след в жизни нашего народа, культуре Аполлона - Даждия-бога.

По Яблоневому сырту в 1833 году совершил своё путешествие-исследование Александр Пушкин. По следам Пугачёвского бунта великому поэту, ставшему историком, оставалось тогда побывать на землях, где началось и закончилось это потрясение основ русской жизни в конце XVIII века. Не случайно целая глава «Истории Пугачёвского бунта» А.С. Пушкина отведена саратовским материалам. Как очевидец Пушкин сообщает, что Соколовая гора господствует над городом Саратовом.

Район Саратова можно считать своеобразным мостиком между южной флорой Кавказа, Крыма и Средней Азии. Так, на Увеке каким-то чудом сохраняются поросли розмарина (!). Не менее разнообразной была в прошлом и фауна Саратовской степи. В самом начале путешественники по Волге отмечали крупных белуг, способных потопить рыбачье судно, а на горном берегу они часто видели не только медведей, но даже львов и барсов (леопардов). Эти крупные хищники охотились здесь на оленей и на скифских антилоп - сайгаков. В небе царили степные орлы, много было гусей, лебедей, - все эти птицы остаются и ныне обитателями Саратовской степи. Всё ещё сохраняется гнездование крупной, нелетающей птицы дрофы. Недаром в середине XVIII века в дворцовые зверинцы из саратовских степей должны были поставлять животных и птиц. Ну а что говорить об отправке к царскому столу из рек все тех же степей ценной рыбы и икры!

Когда-то, а именно в Половецкое время, в Саратовской лесостепи было развито бортничество: мёд от диких пчёл составлял очень заметную часть производимого товара, шёл в ход и пчелиный воск - на возжжение свечных огней в церквях Божьих. Диких пчёл в старину называли достаточно необычно - «ворами». Не лишне вспомнить по этому поводу старинную загадку, сложенную про Саратов: «Вокруг холмы и горы, а в середине - воры».

Само имя «половец» сейчас понимается как человек-степняк, с волосами полового, то есть желтоватого цвета. Но хотелось бы внести в толкование этого слова, обозначающего древнего обитателя степи, необходимое разъяснение. Название «половец» входит в целую семью русских понятий, обозначающих жителей характерных краёв, ведущих своеобычный образ жизни, зависевший от особенностей природы. Так, рядом с половцами можно ставить поморов, полесцев. Изначальное значение слова «половец» - человек, занимающийся ловитвой, то есть охотой, собирательством. Позднее за этим словом укрепилось обозначение степняка-кочевника, именно после того, как в южно-русской степи сложился уже народ, получивший имя «половецкий». У этого народа было и другое имя, более известное на Западе, - куманы. Половцы-куманы находились исторически то в полудружеских, то в откровенно враждебных отношениях с русским миром. Но вот следует обратить внимание на название священных гончарных сосудов, известных под именем «куманцы». У них очень характерная форма, в основе которой лежит кольцо. Видимо, этот сосуд, широко распространённый в степном краю, символизировал собою идею объединения народа в кольцо или венец (смысл слова «степь», как венок или венец племён и народов).

Половцы-куманы были когда-то по языку славянами, южнорусскими племенами, затем смешались с турками и стали двуязычными. Во времена существования Великого княжества литовского язык половцев считался частью русского языка, который был тогда официальным языком государства Литвы. В дальнейшем половецкая культура растворилась в татарской и русской культурах.

В Саратовской степи обитал лесной люд - угро-финны, к которым относился таинственный народ буртаЬы. Где-то рядом с современным Саратовом была их столица Буртас. Другим угрофинским народом, жившим с ними рядом, была мордва. До середины Ю( века на картах Саратова указывалась река Мордова. Сейчас она нам известна под именем Елшанка. Южнее Саратова есть село Мордово, которое считалось местом существования одного из древнейших городов России.

Говоря о городских древностях в Саратовской степи, невозможно не отметить факта размещения в ней коронных земель Золотой Орды, государства, оставившего большой след в истории Старого Света и России.

Непосредственно на территории современного Саратова (южная окраина) расположено городище (остатки древнего города) Увека, одного из лучших городов Орды. История этого городища малоутешительна, правильных долговременных археологических исследований на нём никогда не производилось ни до революции, ни после. Существование Увека уверенно относят к XIII столетию, последние сообщения о нём относятся к 1586 году, за четыре года до основания чисто русского Саратова. В то время город Увек был центром одноимённого ногайского княжества. Тогда местное войско с московским гарнизоном разбило на земле Увека крупный военный отряд крымских татар, вторгшийся для грабежа богатейших рыбных ловель. Таким образом, по времени практически смыкается история Увека и Саратова, и несостоятельной выглядит идея о ранней гибели Увека в конце XIV столетия (поход Тамерлана, 1395 год).

В дореволюционное время городище серьёзно пострадало от любительских раскопок. В советское время его умудрились вывести из списка памятников истории и культуры. Затем снова внесли его в этот список. Но до сих пор не определены границы памятника-города. А ведь территория города Увека в древности была очень значительной. Если учесть структуру средневекового города, то в земли Увека должна войти территория, близкая по размерам современному историческому центру Саратова. Малодостаточно и археологическое обеспечение городища. Историкам и археологам ещё предстоит воскресить прошлое города Увека, в жизни которого, как в зеркале, отразилась жизнь различных степных народов в течение многих и многих поколений.

В начале XVII века, перед появлением у берегов Волги многочисленного народа (калмыки), пришедшего из Монголии, район молодого города Саратова был в самой гуще бытования башкиров. После прихода калмыков башкиры в подавляющем большинстве ушли к Южному Уралу, а ногайские татары оказались на Северном Кавказе. Сам город Саратов сделался на многие десятилетия центром Калмыкского края. Особый воевода из Москвы по сути дела вершил в Саратове судьбы Калмыцкой степи, располагая для того необходимыми силами и средствами. После отхода калмыков в места их нынешнего обитания, ближайшая к городу Саратову степь стала развиваться хозяйственно, культурно как часть традиционного Русского государства.

По свидетельству писателя Г.В. Геракова, в это время Саратов уже выгодно отличался среди многих губернских городов (порядок, чистота, качество построек, театральная жизнь). Как показали последние исследования, главное произведение Пушкина - роман в стихах «Евгений Онегин» - своими «сельскими» страницами, пленительными образами связан с Саратовской степью и её центром. Это под-\ тверждается свидетельством В.Л. Пушкина (поэма «Капитан Храброе»).

После крестьянской реформы Саратовская степь вышла на дорогу капиталистического развития (торговля, железнодорожный транспорт, издательское дело/ пароходство, мельничное дело, производство цемента). К началу революции 1917 г. и Гражданской войны Саратов стал одним из культурных центров России. Университет, другие вузы, значительный уровень среднего образования, практически полная грамотность, художественный музей, консерватория, саратовские театры по своей режиссуре, уровню исполнительского искусства (драма, опера) вошли в ряд лучших. А саратовская художественная школа (начало XX века) стала фактом мирового искусства (В.Э. Борисов-Мусатов, П.В. Кузнецов, А.Т. Матвеев, К.С. Петров-Водкин).

О важности Саратова в первый период Великой Отечественной войны красноречиво говорит план немецко-фашистской армии захватить город уже в начале августа 1941 года. Сразу же после победы в 1945 году американская армия всерьёз планировала уничтожение Саратова (сбрасывание атомной бомбы), причём в списке приговорённых советских городов Саратов был по счёту седьмым, впереди Ленинграда - второго города страны.

В последующие десятилетия край и его столица наращивали свой промышленный и культурный потенциал. В 1955 году Саратов по своей инфраструктуре был отнесён к городам столичного типа. Саратовская степь становится близкой к космосу (полёт Ю.А. Гагарина, Г.С. Титова). Саратов же стал «электронной столицей» Советского Союза, а Саратовская область - мощным полем мелиорации (орошения) сельского хозяйства. Получает большое развитие город Энгельс (химия, машиностроение). Мощно развивается город Балаково (гидроэлектростанция, атомная станция, химия, машиностроение). В Саратовской области намечаются две городские агломерации - «Саратов-Энгельс» и «Бала-ково-Вольск». В целом Саратовская степь со своими двумя главными центрами, Саратовом и Волгоградом, выступает в качестве оборонного комплекса (производство ракет, ракетные части стратегического назначения).

В политико-экономическом отношении Саратовская степь ныне является для России воротами в Центральную Азию, к Каспию, на Кавказ. Развитая энергетика, развитая промышленность, развитое сельское хозяйство, развитая культура (при богатейших традициях) - вот лицо Саратовской степи. Это, наконец, земли трёх царств: Хазарского, Ордынского и Русского православного.

Лунолика Степь весною, Как ковры ордынских ханов. Плещет пёстрою волною Море дивное тюльпанов, Опоясанное Волгой И Горами-берегами. Под небесными шелками; -В песне близкой и далёкой...

Но вернёмся в далёкое прошлое Саратовской степи: не обо всех загадках мы рассказали.

Во времена от нас весьма отдаленные, от которых дошло немного известила именно в пору до татаро-монгольского нашествия, в Саратовской степи было засвидетельствовано существование во многом загадочного государства. Уже одно бы то, что оно было в ранге царства, говорило о его значительности. А разные названия у государства, - АРСА, АРТА, АРБА, ИНДЕЙСКОЕ ЦАРСТВО, ВОЛЖСКАЯ РУСЬ (III РУСЬ) наверняка должны указывать на длительный путь его культурного развития. По скупым данным арабских географов середины и второй половины X в. (Аль-Истахри, Ибн-Хаукаль), конца XII в. (Идриси) Волжское царство размещалось, как это было принято тогда отмечать, между землями таких очень известных народов, как хазары и булгары. Большая часть Нижнего и Среднего Поволжья составляла территорию этого государства. Природные доминанты ВОЛЖСКОЙ РУСИ и до сей поры находятся на своих местах (это Степь, Волга и Горы). Исчезли города и селения этой РУСИ, пропали куда-то государственные архивы целого царства, нам сейчас неизвестен древний саратовский фольклор, по крайней мере в тех немалых размерах, какие необходимо должны почтительно подразумеваться. Ведь дошли же до нас циклы былинного фольклора Киевской Руси, из которых мы знаем о противостоянии Киевского княжества и Волжской Руси, о победах Киева над Волжской Русью с помощью колдовства и силы отдельных богатырей (они «прибавляли земельки святорусские»). Несомненно, в то раннебылинное время Русский мир был разделен и по вере, и по укладу жизни. Он был ослаблен внутренней борьбой и вскоре (середина XIII в.) стал добычей хищного сверхгосударства Евразии, империи Чингисхана. На месте русской Арты, Волжской Индии («Индии богатой», «Золотой земли») древнего Вендского (Славянского) царства возникла и утвердилась на несколько столетий Золотая Орда, ставшая олицетворением угнетения Русского мира.

Целая сотня городов Золотой Орды возникла, наверное, не на пустом месте. У многих из этих городов были, видимо, предшественники - города Русского царства, существовавшие задолго до известных нам исторических событий, связанных с татаро-монгольским господством. Былинное название Русского царства на Волге - «Индейское царство» - есть не что иное, как отражение бытования в течение многих веков значительной части русского народа, известного под именем вендов, индов. Это именно из наших южных степей, не позднее II тысячелетия до н.э. произошло мощное выдвижение арийских племен, древних вендов или индов на юг, в Переднюю Азию, Персию, Индию. Народная память уже в очень позднее историческое время, пору Киевской Руси, всё еще сохраняла устойчивое представление об общекультурном и даже языковом отношениях Волжской Руси с Индией. Из санскрита (древнеиндийского литературного языка) можно понять смысл столь разных названий Волжского царства, - АРТА, АРБА, АРСА. Так, 1-е из них означает царство, 2-е - Змеиная земля, 3-е - Поле битвы (Пронзенная). Каждой их этих смысловых характеристик отыскивается в свою очередь объяснение. Изобилие природных благ в древней Саратовской степи (охотничьи угодья, рыбные ловли, леса и пастбища, серебряные и медные залежи) было основой богатства. Если к этому присоединить развитое производство гончарных изделий (от посуды до строительной керамики), развитую систему торговли (внутренней и внешней), то земли здесь и в самом деле были богатыми, «золотыми». Змеиный след ведет в древние былины, где идут бои со Змеем-Горынычем, Змеем-Собачищем, Тугарином-Змеевичем... Севернее района Саратова, по правому берегу Волги, горы до сих пор носят название Змиевых. Древнее название страны - АРБА, по-видимому, имеет отношение к санскритскому слову «АРБУДА», - Змей. Так же звали змеевидного демона, убитого небесным владыкой Индрой. Ну, а понятие «Пронзенная» как будто не противоречит устойчивым представлениям о Саратовском крае в средние века, как о земле, много раз вспаханной мечами, копьями и засеянной стрелами.

У Саратовских степей, вошедших в сознание не одного только русского народа в средние века как Половецкая степь, Кипчакская степь («Дешт-и-Кипчак») есть соответствие в санскрите, - «Ария деш», то есть «Страна Ариев». Ну, а понятие «Половцы» буквально означает «Охотники», то есть «Люди, занимающиеся «ловитвой», или «живущие ловом». В массе своей они были русскими людьми, но вобравшими в себя черты тюркского мира. Язык их, несмотря на значительные заимствования из тюркского даже в позднее время существования Великого княжества Литовского, официально признавался за русский.

Арса - это еще и название русско-арийской родины в древней Палестине. Это также - имя древней русско-арийской державы в восточном Средиземноморье (до падения Трои, последнего свидетельства ее великолепного существования). Так что Волжская Арса не была по своему имени исключением в мировой истории. Но вот что странно - она крепко забыта. Ныне на исторических картах ее не показывают. В курсах истории о ней не говорят. ЕЕ НЕ ИЩУТ. А если уж и натыкаются прямо-таки на нее или на следы её, то и тогда не признают. Существует негласный запрет на изучение, на исследование Волжской Руси в течение уже многих поколений в условиях существования России в разных государственных режимах (царский, советский, демократический). Так в более чем знаменитом «Слове о полку Игореве» почему-то говорится о местах Волжской Руси (Арсе) как «незнаемых», и это в конце XII в., когда восточные писатели, ученые свидетельствуют о Руси на Волге. Очевидная неисправность текста поэмы в этом месте противоречит историческому и художественному смыслам «Слова», посвященного противостоянию Киевской Руси Половецкому миру, имевшему в то время центр именно на берегах Нижней Волги. Вот вам и «незнаемые места»?! Несколько по-другому выглядят и былинные богатырские выезды на Восток для «прибавления земли святорусской». Чем это не «Крестовые походы»? Точку в погружении Волжской Руси на топкое дно памяти, на дно истории поставило завоевание наших мест в середине XIII века татаро-монголами. Это завоевание изменило в целом весь Русский мир - да в такой степени, что мы после него чуть ли не радуемся своей исторической молодости, практически отсутствию исторической памяти.

Куда же девались древние белокаменные крепости Волжской Руси, о которых пелось в киевских былинах? Неужели они только привиделись былинным богатырям и сказителям? Об Арте, одноименной столице Волжского царства, говорят арабские карты (до татаро-монгольского завоевания и ига). Уже город Орду, одноименный с названием татарского царства на Нижней Волге, посещает русский путешественник с верховьев Волги, - Афанасий Никитин (XV век). Переогласовка в русском языке названия Арты на Орду совпадает с общим правилом русской речи уже в течение многих веков - отсутствием вроде бы исконно русских слов с началом на «А». Остатки древних крепостей в «белом камне» на Нижней Волге медленно раскапывают археологи и в наше время. Только трактуют находимое как преимущественно относящееся к Восточному, нерусскому миру. Культура ига, естественно, имела «нерусское лицо». Но ведь был же русский народ под этим игом, сохранил основы своей памяти, своего поведения, своей культуры в условиях подавленности, а можно сказать и просто - уничтожения национально-думающей, национально-чувствующей, национально-действующей элиты, «лучших людей», как говорили в далекую старину.

Всё еще известна достаточно узкому кругу лиц «Артабазарная дорога», стратегически важный торговый путь с Нижней Волги на Москву. Еще ее называли Ордынской дорогой (через рязанские земли). А была еще и Большая Саратовская дорога, также важный путь в центральную Россию с Понизовья Волги. В названиях этих дорог сохраняется память о древнем Русском царстве на Волге. Среди саратовских к Память об охоте, лове, составлявших когда-то едва ли не основу благополучного существования и развития наших предков, сохраняется и сейчас в названиях рек: Та-ЛОВ-ка, И-ЛОВ-ля, Двоенка. Сухая Двоенка. Двойственной называли и древние римляне свою богиню охоты и луны - Диану. Диана и Двина являются близкими формами одного и того же имени божества, оставившего такой глубокий след в культуре Старого Света. Покровительницей древнего Византа, а затем Византии была богиня Артемида (Диана). Небесный знак её, двурогий месяц (нарождающаяся и старая, ветхая, луна) перешёл из герба Византии в православную Россию. На многих церковных крестах внизу - всё тот же двурогий месяц, знак преемственности православия России от православной Византии (Восточного Рима). В едином культурном пространстве Старого света не случайным было появление знака двурогой луны и у носителей Ислама.

В восточной части Большой саратовской степи сложился древний этнос, известный под общим именем - сарматы. Археологи полагают, что их культура сформировалась на громадном пространстве, от Волги до Тобола. Другое имя этого очень динамичного народа - саки. Саков в древности индоскифы называли казаками, то есть разбойниками. Саки-казаки находились в постоянной вражде или войне с индоскифами, или просто скифами, жившими в основном в западной части Степи. Хотя в представлении греков сарматы и скифы были родственными племенами, составлявшими один великий народ, война со стороны сарматов по отношению к скифам шла на уничтожение. Степь полыхала великой гражданской войной - беспощадной и неумолимой. Скифы, или сколоты, скрывались от сарматов в лесных местах Степи. Напомним, что через Степь проходила природная дубрава, могучий смешанный лес, в котором царственно преобладали дубы. В участках дубового и букового леса и пытались спастись от «братских» сарматов сколоты. Большой участок букового леса, очевидно, рос в местах ныне гигантского по своим размерам Саратова. Так, одно из многих имён древнего города, более известного как Увек (сейчас южная окраина Саратова), - Букката, то есть по-древнерусски - «Буковый угол» (край). На левом берегу Волги, где существовал тоже древний Увек, росли грабовые леса. Возможно, именно в районе будущего города Саратова и смогли сохранить себя одни из наших предков - сколоты.

Саки или казаки, коневоды, охотники, животноводы-кочевники распространились на всём пространстве Степи. В значительной степени они смешались с новой волной восточных кочевников, говоривших на тюркских языках. В саках видели одних из своих предков немецкие историки. На саков (сарматов) смотрели так же и поляки. Сарматами называли и украинцев даже в XVII-XVIII веках. Часть саков (казаков) ушла из Степи в Западную Европу. Под именем саксов они засели ещё в глубокой древности в областях, проходящих через всю Германию (три ныне федеральные земли Саксонии). Саксы, по мере своего передвижения на запад, сменили как завоеватели (по известному закону истории) свой язык на язык более развитых в культурном отношении германцев.

Саксы участвовали (не раз) в завоевании и древней Британии. На Западе саксов называли вендами, то есть славянами. До сих пор в Германии сохраняется память о том, что область Верхней Саксонии (столица Дрезден, по-славянски - Дрезно) в прошлом была Великой Хорватией. Носители сербского или сербско-хорватского языка жили в раннем средневековье в нашей Саратовской степи. По общим и специальным наблюдениям именно этот язык можно считать наиболее заповедным, то есть сохранившим древнейшие формы и черты, среди всех славянских языков.

Сохраняются древнейшие признаки и в нашей русской, в частности саратовской, речи (подчёркнутое полногласие, акание). Так, старинное написание имени города и страны «СО-ратов» было тщетной попыткой изменить изначальное произношение «СА-ратов», где полногласно развёрнуто имя исчезнувшей русской и прарусской АРТЫ, государства, существовавшего, очевидно, не одно столетие, а, может быть, и тысячелетие до времени последних упоминаний его
путешественниками и учёными (восточными) в Х-ХII веках.

Уроженец Саратовской степи, дворянин Андрей Сергеевич Кайсаров, в самом начале XIX века совершил в полном смысле научый подвиг: собрал, осмыслил, систематизировал и издал мифы (священные предания) русских и славян, на основе материалов, добытых им во время его специального путешествия по землям самых западных славян. Теперь мы можем иметь определённое представление о священных образах, сопровождавших существование наших предков, ибо предки западных славян прежде жили на востоке, в частности, на землях волжской АРТЫ. Знаменательно, что уже в наше просвещённое время, в просвещённом граде Саратове, впервые после первой публикации в 1807 году были переизданы бесценные страницы «Славянской и Российской мифологии» А. С. Кайсарова (в книге «Мифы древних славян», издательство «Надежда», 1993 г.).

Причастность в глубокой древности Саратовских степей к знаменитым культам языческих богов Артемиды (Артемиши) и Аполлона (Яблоня) ставит перед нами вопрос о соотносимости нашего края с легендарной страной Гиперборе-ей. Оба божества, как известно, связаны с Гиперборейской или Дальнесевер-ной стороной (по отношению к берегам тёплого Средиземного моря, где так много было построено святилищ, выполнено множество великолепных изображений божественных близнецов). То ли Саратовский степной край был на пути из греков в Гиперборею, то ли он сам был Гиперборейской стороною, олицетворением Рая. Только серьёзные, последовательные исследования учёных и специалистов разных отраслей знаний могут дать на это, возможно, положительный ответ.

Многообещающие следы культурных откровений Старого Света - религии огней, античные мифы, былинные сказания - представляют собой, конечно, феномен, требующий глубокого философского осмысления. На основе достоверного культурного прошлого можно прозревать будущее, или, по крайней мере, не совершать явных ошибок и просчётов по отношению к миру природы и к миру самого человека. Так, природа Степи в древнее время являет собой пример существования необыкновенно устойчивой экологической системы, среды обитания и возникновения животного и растительного миров на протяжении многих и многих тысячелетий. Эту, безусловно, здоровую среду современный человек Великой степи, вооруженный научными и техническими знаниями, способен и просто обязан воссоздать хотя бы в основных чертах. «Здоровый дух - здоровое тело» - эту древнюю истину позволительно переосмыслить так: природа - это тело, а человек - носитель духа.

Степь зовёт!

Автор текста Папшев Александр Сергеевич.
Здоровье в Саратове и Энгельсе
волга
Саратов Сегодня - новости и журнал
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 24/09/2018 02:57