Знаменитость из Покровской слободы - Волга Фото

Волга Фото

Знаменитость из Покровской слободы

Знаменитость из Покровской слободы - Волга Фото
К 130-летию со дня рождения художника с мировым именем, директора Саратовского музея им. Радищева (1919-1921 гг.), профессора Московского художественного института им. В. И. Сурикова (1935-1940 гг.), почётного гражданина г. Энгельса (с 1997 г.) Алексея Ильича Кравченко.

Так или иначе, но в Саратов он прибыл уже известным 29-летним художником, и начался саратовский период его жизни и творчества (март 1918-го – август 1921 года). Он возглавил губернскую комиссию ИЗО, но основной его задачей, на что нацеливал его А. В. Луначарский, было руководство Радищевским музеем, расширение и сохранение его собрания. Известный саратовский искусствовед Ефим Водонос писал: «Первый советский руководитель музея, Алексей Ильич Кравченко, завершивший приём его коллекций 18 октября 1918 года… имел достаточно оснований иронизировать по поводу их состава: «Музей имел характер сундука старой бабушки, где наряду с брюссельскими кружевами и опалами лежат валенки – память горячо любимой няни» (материалы VIII Боголюбских чтений, апрель 2002 года).

В это время (ноябрь 1918 года) он составляет «Докладную записку» в Московскую Центральную коллегию изобразительных искусств, где высказывает своё видение и комплектования музея, и его функций, и его культурного предназначения. В частности, он отмечает: «Ввиду создавшихся условий жизни назрела необходимость коренного преобразования в системе устройства Радищевского музея. …Идея собирательства состоит в желании освободить провинцию от рутинного материала и в насаждении истинного искусства, свидетельствующего о прогрессе человеческой культуры и о вечно творящем духе человека. Проектируемая картинная галерея должна ознакомить широкие массы с действительными ценностями творчества, должна воспитывать эстетические чувства народа через общение с лучшими созданиями современных и старинных мастеров». Так первый «красный директор» музея определил его сущность и миссию.

Ещё одна ремарка, но по его неосуществлённой организационной деятельности. В первые послереволюционные годы власть старалась найти и вести позитивный диалог с работниками искусств и литераторами. Одной из форм этой работы было создание Наркомпросом в 1919 году в Москве Дворца искусств, который был призван объединить деятелей искусств, научных работников и литераторов на почве взаимных интересов для улучшения их работы и бытовых условий. Подобные дворцы планировались к открытию и в других городах. И вот в июне 1920 года в Саратов пришёл документ, удостоверение, где «Дворец искусств при Нар. Ком. Прос. удостоверяет, что организационная работа по открытию филиального отделения Дворца искусств в городе Саратове, смета коего войдёт в общую смету Дворца искусств, - поручается тов. Кравченко. Дворец искусств просит оказывать художнику Кравченко всяческое содействие при приискании квартиры, мебели и т. п. для названного филиального отделения в Саратове». Такой вот любопытный документ. Но, очевидно, до открытия такого отделения в Саратове не дошло, а вскоре и московский дворец прекратил свою деятельность.

Многогранен этот период деятельности Кравченко. Кроме поста директора музея, он написал в «Автобиографии»: «Состоял деканом Графического факультета в Саратовских художественных мастерских. В музее… мною собрано было три новых зала вещей. Организация полиграфической мастерской… Я работал в Саратове над организацией массовых праздников, устраивал триумфальные арки, писал знамёна, писал панно для рабочих клубов.

Добровольно пошёл в армию Юго-восточного фронта, где организовал плакатную мастерскую, то же сделал и при Дорпрофсоже (дорожный комитет профсоюза рабочих железнодорожного транспорта. – А. Г.). Вёл курс рисования в Клубе водников, руководил работой и делал эскизы 16 монументальных панно для Дома-памятника в честь 2-го Конгресса III Интернационала. Лето 1918 года, проведённое мною на Корольковских дачах близ Саратова, было для меня очень продуктивным в смысле работы. Я любил пейзаж Корольковских дач с пустынными холмами, старыми клёнами и прудами…».

Здесь требуются пояснения. Пролетарский Дом памяти II Конгресса III Интернационала строился в Саратове на углу современных улиц Радищева и Сакко и Ванцетти в 1920-22 гг. как музей-аудитория, но был снесён в 1930-х годах.

Корольковские дачи (эти места сейчас называются Корольков сад) находятся на окраине Кумысной поляны со стороны Заводского района. В летние месяцы жители Саратова по мере возможностей старались выезжать за город, и это место было востребованным. Здесь художник создал ряд известных живописных работ.

Семья Кравченко проживала с марта 1918 года в просторном каменном особняке С. Г. Тихонова, о котором упоминалось выше. Здесь на 2-м этаже была мастерская художника с балконом, выходящим в сад, который он любил писать. Надо напомнить, что в то время происходили массовые изъятия домовладений или их уплотнения (вспомним «Собачье сердце» М. Булгакова). Чтобы избежать этого, Алексей Ильич заручился удостоверением, в котором «отдел искусств Совета Народного Образования сим удостоверяет, что гражданин Алексей Ильич Кравченко, проживающий по Мало-Сергиевской улице, дом 100, известен как художник, и его имущество, ценности, вещи и сбережения не подлежат реквизиции как приобретения пролетарского труда, а также мастерские его не подлежать ни реквизиции, ни уплотнению, так как они являются наиболее благоприятным условием его художественного труда, способствующего прогрессу искусства». Сохранилось также аналогичное удостоверение от политического отдела Рязано-Уральской железной дороги (РУЖД), где Кравченко заведовал плакатной мастерской и являлся железнодорожным служащим.

Всё рухнуло в одночасье. Произошла трагедия. 18 июля 1919 года был арестован как заложник хозяин дома – Степан Григорьевич Тихонов, а 30 сентября того же года в числе 26 таких же мучеников он был расстрелян. Трудно передать словами то состояние, которое испытали близкие ему люди… Как следствие, несмотря на «охранные грамоты», семья была выселена и переехала в небольшую квартиру на улицу Большая Сергиевская (Чернышевского). Здесь часто собиралась творческая интеллигенция: художники Борис Зенкевич, Николай Симон, Валентин Юстицкий, Александр Савинов, Пётр Уткин, поэт Михаил Зенкевич, режиссёр Абрам Роом, портрет которого написал Кравченко (находится в Третьяковской галерее), писатель Борис Пельняк (Вогау), племянник А. Савинова и другие. Шли непрерывные и вечные споры об искусстве и литературе.

В феврале 1921 года в ходе посещения А. В. Луначарским Саратова и Покровска состоялась его встреча с Кравченко в стенах Радищевского музея. Нарком дал положительную оценку деятельности художника, посчитал его миссию законченной и отозвал в Москву. В августе 1921 года, закончив текущие дела и передачу коллекций музея, Алексей Ильич с семьёй возвратился в Москву, где, к сожалению, только около двадцати лет он плодотворно проработает и как художник, и как график, и как организатор и координатор отечественных и зарубежных выставок, и как педагог, и как фотограф…

В том же 1921 году он экспонировал свои работы, созданные в Саратове. В своей московской квартире в результате перепланировки ему удалось создать мастерскую, здесь же была организована студия для одарённой молодёжи, где он вёл занятия до конца 1930-х годов.

Летние месяцы 1922-23 годов Алексей Ильич работал в подмосковном музее-усадьбе Архангельское. Тогда же был избран действительным членом Академии художественных наук. В Архангельском в то время проводили лето многие партийные деятели. Там же размещалась резиденция наркома по военным и морским делам Льва Троцкого, тогда ещё стоящего у руля управления государством, и который, помимо всего прочего, по воспоминанию современника (Ю. Анненков), «был человеком мягким, деликатным, демократичным, поражал меня своей эрудицией и любовью к человечеству…».

По-видимому, Лев Давыдович, заинтересовавшись творчеством художника, запросил ряд его работ или набросков, а получив их, написал ему письмо. Вот оно, датированное 14.04.1923 годом с пометками «Весьма срочно» и «Сов. секретно».
«Уважаемый товарищ! Спасибо за присланные гравюры. Но должен откровенно признаться, что у Вас, по-видимому, преувеличенные представления о моей близости к этой области, а тем более о моей в ней компетенции. Ваши работы мне очень понравились. Но почему Гофман? Мне кажется, что наше время ищет своего выражения в гравюре – не изображения, а, именно, выражения. Существо гравюры в том, что она освобождает нас от нюансов, оттенков, пестроты, распыляющих внимание. Но ведь вся наша эпоха – и войны, и революции – есть устранение оттенков, тонов, переходов, деталей – при небывало резком обнаружении основных очертаний: жестокость – так жестокость, героизм – так героизм, голод – так голод… Я думаю, что эта эпоха могла бы найти своё выражение в гравюре, но не романтически-реставраторской и не пассивно-иллюстративной… Ещё раз благодарен за присланные образцы. С искренним приветом Л. Троцкий».

Оставляю без комментариев этот эпистолярный образчик легендарной личности на современное ему искусство.

В 1924 году Алексей Ильич стал членом-учредителем художественного общества «Четыре искусства», объединившего архитекторов, скульпторов, живописцев и графиков. В числе членов общества – В. Мухина, К. Петров-Водкин, П. Кузнецов, В. Фаворский, А. Щусев и другие, не нуждающиеся в предствлении творческие личности.

Два лета в 1925-26 годах он работал в подмосковном музее-усадьбе Ф. Тютчева «Мураново», где между семьёй потомков поэта и семьёй Кравченко сложились тёплые доверительные отношения.
За эти годы в анкете, которую он заполнял в марте 1939 года, в разделе «Отметки о наградах и поощрениях после Октябрьской революции» значатся:
- 1925 год – Париж – за гравюры на дереве – Гран-при;
- 1926, 27, 28 год – лауреат трёх международных выставок (Милан, Лейпциг, Варшава);
- 1927 год – Всесоюзная выставка – за иллюстрации книг – диплом 1-й степени.
Только в 1927 году (тогда отмечалось 10-летие Советской власти) состоялось 15 выставок с его участием.
1929 год можно назвать переломным в жизнедеятельности Алексея Ильича. Всесоюзное общество связей с заграницей и Внешторг командируют его в Нью-Йорк на Международную выставку для организации раздела «Современное искусство Советской России». Помимо организационной работы там он был востребован и как художник-график, появилось множество заказов, и он всерьёз задумывался о значительном продлении своего пребывания… Неизвестно, чем бы закончилась эта командировка в США, если бы не письмо старого доброго знакомого А. В Чаянова, где тот сообщал, что мечта художника о собственном подмосковном уголке, где можно было бы жить и творить, близка к исполнению – надо приезжать и выбирать участок.

Незаслуженно забытый в советское время (хотя его аграрные тории до сих пор находят своё практическое применение во многих странах) и открытый современному читателю с 1990-х годов Александр Васильевич Чаянов (1888-1937 гг.) был экономистом-аграрником, социологом, писателем. С Кравченко его сблизило, помимо прочего, собирательство гравюр мастеров прошлого…
И Алексей Ильич, покончив с неотложными работами, возвращается и выбирает участок со склоном, обращённым к Москве-реке.

Так он становится членом ДСК РАНИС (дачно-строительный кооператив работников науки и искусства), который находится близ Звенигорода на Николиной горе.

Не могу удержаться от отступления и рассказать очень и очень коротко об этом стародачном месте. В 2008 году был издан великолепный 2-томник Е. Тончу «Наша Николина гора» (Москва, Издательский дом Тончу) со множеством фото и иллюстраций. некоторые фрагменты из книги позволят дать общее представление об этом уголке Подмосковья.

Ещё в XV веке на горе была погост-церковь «Николы на Песку», отсюда и название – Николина гора. Здесь изначально жили и работали люди интеллигентные – союз науки и искусства. Николина гора связана с именами В. А. Антонова-Овсеенко, А. В. Чаянова, О. Ю. Шмидта, В. И. Качалова, А. В. Неждановой, С. С. Прокофьева, Т. Н. Хренникова, П. Л., С. П. и А. П. Капиц, М. М. Ботвинника, Н. А. Семашко, В. В. Вересаева, А. Н. Туполева, С. В. Михалкова, Н. П. Кончаловской, В. М. Мясищева, Н. Н. Бурденко и многих других. Далеко не полный список знаменитостей впечатляет, и в довершение - с 2003 года председателем ДСК РАНИС является Юрий Башмет, народный артист СССР, дирижёр, общественный деятель. Основное, что характеризует кооператив на всём протяжении его жизни, - это широкий дух общественности. Профессора бесплатно читали доклады в Звенигороде, врачи лечили больных окрестных селений, юристы оказывали юридическую помощь местным жителям, артисты устраивали концерты, художники – выставки.

В 1931 году у товарищества появился грузовик, в 1933-м –автобус. В 1938 году кооперативу была опущена правительственная ссуда – 300 тыс. рублей, на постройку водопровода и электрификацию. Отмечу, что водонапорная башня конструкции Шухова (наиболее известный его проект – Шаболовская телебашня) действует до сих пор.

К 1941 году почти все строительные работы на всех 100 участках кооператива были закончены. На картах Московской области название «Руанис» уже отмечалось крупными буквами как большое селение…
Но вернёмся в 1929 год. Тогда Алексей Ильич, сделав несколько эскизов, остановился на одном из них, и строительство дачи-мастерской, продолжавшееся несколько лет, началось. По его же эскизам делалась и мебель для дачи, осуществлялся внутренний интерьер комнат. Впоследствии дача была занесена в реестр памятников культуры, но, к превеликому сожалению, по вине Мосэнерго сгорела в 1991 году. Позднее на том же фундаменте была выстроена современная дача…

Невероятная занятость, связанная с творчеством, всевозможными командировками, организацией выставок, педагогической деятельностью, строительством, даёт себя знать – возникают проблемы с сердцем. Алексею Ильичу рекомендуется уменьшить нагрузки, но не такова была его подвижническая натура. В эти годы (1930–1940 гг.) он активно иллюстрирует русских и зарубежных классиков литературы, создаёт серию гравюр, посвящённых открытию метро в Москве, принимает участие в организации единого творческого союза московских художников (МОСХ), назначается членом Учёного совета Третьяковской галереи, заместителем председателя экспертной комиссии при Всесоюзной торговой палате, профессором Московского художественного института.

Поражает география его деятельности.

- Днепрострой – творческая поездка от Наркомпроса;
- крупные заводы Москвы, Украины, Нижнего Новгорода – создаётся большая серия гравюр и офортов;
- Польша – член жюри комитета Международной выставки гравюры на дереве;
- Эстония – организация выставки гравюры;
- Грузия, Армения, Азербайджан, Черноморское побережье – творческая поездка в составе группы советских и иностранных писателей;
- Донбасс, Запорожье, Краматорск – в связи с предстоящей выставкой «Индустрия социализма» поездка с группой московских и ленинградских художников;
- творческая поездка по Волге для ознакомления с индустрией волжских городов…

Его музой, верным другом и помощником во всех делах была жена – Ксения Степановна (1896–1980 гг.), имевшая прекрасное, в том числе и искусствоведческое, образование, владевшая несколькими иностранными языками, что очень помогало в зарубежных поездках; впоследствии известный искусствовед с множеством печатных работ, заслуженный деятель искусств РСФСР. Их хлебосольный дом в Москве и на Николиной горе был центром притяжения творческой интеллигенции, где культивировался дух замечательных старых традиций и тёплых человеческих отношений. Круг друзей и знакомых был очень широк – от простых людей до знаменитостей.
Это и В. Антонов-Овсеенко, руководитель штурма Зимнего дворца в 1917 году, и В. Пудовкин, кинорежиссёр, один из основоположников советской кинематографии, и А. Бенуа, русский художник, историк искусства, и И. Козловский – оперный певец, народный артист СССР, и художники Н. Купреянов, В. Фалилеев, Д. Шмаринов, и А. Луначарский, и А. Чаянов, о которых уже говорилось ранее, известные фамилии можно было ещё долго перечислять…

Но всему приходит конец. Многогранная интенсивная работа привела к печальному исходу – 31 мая 1940 года в своей мастерской на Николиной горе он умер: не выдержало сердце. Похоронен Алексей Ильич на Новодевичьем кладбище, рядом с могилами Левитана и Серова. Но живёт большое творческое наследие мастера, хранящееся, помимо частных коллекций, в 35 музеях: в Третьяковской галерее и ещё в девяти музеях Москвы, в двух музеях Санкт-Петербурга, в 21-м музее по всей России, а также на Украине и в Казахстане, в Британском музее (Лондон) и Метрополитен-музее (США).

Обширна русская (с 1908 года), а с 1924 года и зарубежная библиография о мастере, в которой отражены все нюансы его многопрофильного творчества.

В заключение хочется отметить, что за свою недолгую жизнь Алексей Ильич создал свыше двухсот живописных работ, более тысячи гравюр на дереве, около двухсот офортов и огромное число рисунков.
С 1923 по 1940 год он выполнил книжные иллюстрации (гравюры) к произведениям 23 русских, советских и зарубежных авторов, среди которых А. Пушкин, Н. Гоголь, Н. Некрасов, О. Бальзак, Э. Т. А. Гофман, С. Цвейг, Д. Байрон, создал множество экслибрисов для выставок различных учреждений, церквей, Кремля, Мавзолея, именных книжных знаков.

Впечатляет количество выставок, где он выставлялся или участвовал с 1906 по 1940 год: в России – в 89, в зарубежных – в 64, т. е., если мерить среднеарифметическим аршином, – более четырёх выставок в год!
По решению Моссовета 12 сентября 1978 года Алексею Ильичу Кравченко была установлена бронзовая мемориальная доска в Москве на доме в Чистом переулке, где он жил с 1915 года. Она выполнена по проекту внуков художника – скульптора Е. Преображенской и архитектора А. Кравченко. Знакомый профиль ещё долго будет напоминать об именитом художнике родом из Покровской слободы…

ВМЕСТО
ПОСЛЕСЛОВИЯ

Проходя или проезжая в Энгельсе по ул. Пушкина (ранее Троицкая площадь, ул. Линейная), от которой в сторону «горы» начиналась когда-то Русская Слободка, я невольно обращаю свой взор в сторону уменьшающихся с каждым годом непрезентабельных одно- и двухэтажных полуразрушенных, готовящихся к сносу строений. Ведь многие могут посчитать, что такими они были всегда. Но нет, таковыми они стали постепенно после 1919 года, когда, превратившись в коммуналки или занятые госучреждениями, по сути ставшие бесхозными, они сто лет практически не ремонтировались (за исключением кровли), а фасады их не обновлялись.
Эти прекрасные когда-то особняки построены в 1900-х годах, и их владельцы пользовались ими неполных двадцать лет. На свою беду, в основном это были предприниматели, налоговый хребет поселения, которые в известное время были признаны эксплуататорами, и в 1919 году их активы и особняки были изъяты.

Так, домовладельцы и семьи братьев П. М. и В. М. Пономаренко, П. И. Пономаренко, братьев В. Н. и И. Н. Кравченко, Т. Ф. Коломыченко, А. А. Панченко, братьев А. В. и Ф. В. Гредченко, И. М. Енца-младшего и многие другие остались без крыши над головой или в лучшем случае подверглись значительному уплотнению.

Но не об этих жестоких делах давно минувших дней я хочу сказать (это отдельная большая тема), а о том, как можно было преобразовать этот уголок города (и ему подобные заповедные уголки). Посмотрите, как изменилась улица Московская в Саратове от Волги до ул. Соборной, как ласкают взгляд старинные особняки после реставрации фасадов! Так же могло быть и на улице Пушкина, но, видимо, не суждено…

Сиротливо и скорбно разбитыми окнами-глазницами взирают полуразрушенные строения на Троицкую площадь и Троицкую церковь в ожидании своей печальной участи.

Потомки нашего именитого художника-земляка, приезжая в Энгельс, непременно посещают когда-то своё усадебное место (сейчас это улица Пушкина, 33), подлежащее сносу. Около него по-особенному думается, вспоминается, на память остаются ежегодные фотографии. Фотосессия летом 2018 года, очевидно, была последней. Теряется история, нарушается связь времён, а жаль!
P. S. В очерке использованы материалы из архива семьи Кравченко (Москва), материалы из фондов Государственного исторического архива НП (Энгельс).

Анатолий ГРЕДЧЕНКО.
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / Знаменитость из Покровской слободы
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 19/09/2020 22:10