СТАНОВЛЕНИЕ НЕМЕЦКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В РЕСПУБЛИКЕ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ (1931-1939 гг.) - Волга Фото

Волга Фото

СТАНОВЛЕНИЕ НЕМЕЦКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В РЕСПУБЛИКЕ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ (1931-1939 гг.)

СТАНОВЛЕНИЕ НЕМЕЦКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В РЕСПУБЛИКЕ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ (1931-1939 гг.) - Волга Фото
Политика «культурной революции» последовательно про­водившаяся сталинским руководством в конце 1920-х, начале 1930-х гг. преследовала собой далеко идущие планы: повышение образовательного уровня советских граждан, ликвидацию негра­мотности, без чего невозможны были дальнейшие преобразова­ния в области экономического, политического, мировоззренческого облика страны.

Особые надежды Советское государство возлагало на Ком­мунистические университеты - высшие партийные учебные заве­дения, ставшие в некотором роде оплотом правящего режима, призванные готовить партийных, советских, профсоюзных работ­ников в новом коммунистическом духе. Потребности в нацио­нальных кадрах побудили Советскую власть открыть в АССР НП ряд вузов. Уже вели свою образовательную деятельность Немец­кий педагогический институт, Сельскохозяйственный институт.

Согласно решению ЦК партии с 1 сентября 1931 г. в Респуб­лике немцев Поволжья начал функционировать новый вуз - Не­мецкий коммунистический университет. Коммунистический университет в 1930-е гг. располагался в здании бывшей Покров­ской гимназии, ныне один из учебных корпусов Энгельсского Технологического института СГТУ.
По замыслам партийного руководства Коммунистический университет должен был принимать самое деятельное участие в разрешении вопросов «хозяйственного и национально-культурного строительства АССР НП и немецких районов СССР» .

В Энгельсском краеведческом музее, в разделе экспозиции «Знаки и символы уходящей эпохи», представлены материалы по Немецкой высшей сельскохозяйственной партийной школе, в ча­стности диплом Э. Фроловой - учителя немецкого языка, окон­чившей партийный вуз.

Основной задачей партийного вуза должна была стать под­готовка квалифицированных партийных работников, преподава­телей по общественно-политическим дисциплинам для средних и высших учебных заведений, для сети немецких рабфаков, техни­кумов и СПШ. А также быть центром научно-исследовательской, просветительской работы среди широких масс партийного, совет­ского, профсоюзного актива, принимать участие в переподготовке немецкого партактива в области партийного, культурного и совет­ского строительства, быть координатором центральных и респуб­ликанских руководящих парторганизаций в решении вопросов связанных с планированием в области хозяйственного и культур­ного строительства. АССР НП2.

Первый ректор Коммунистического университета Алекс Ай-рих писал по этому поводу: «Организация коммунистического вуза - ценнейший вклад в дело национально-культурного строи­тельства нашей Республики, в создании мощных совхозов, развер­тывающихся строек крупных промышленных предприятий». Реалии того времени требовали «нового типа» партийного руко­водителя».3
С 1932 г. Коммунистический университет приобрел статус всесоюзного значения, в виду того, что примерно до 40% мест в нем занимали партийные, советские функционеры из различных немецких районов СССР . В 1932 г. норма набора составляла 270 человек (120 ч. весеннего и 150 ч. осеннего набора).

Решением ЦК ВКП (б) от 21 сентября 1932 г. Коммунистиче­ские университеты повсеместно в стране были реорганизованы в высшие партийные коммунистические сельскохозяйственные школы.
Преобразован был и Комвуз в Немреспублике, которому бы­ло присвоено имя Сталина. Коренные изменения в статусе подобных высших учебных заведений продиктованы были мас­штабным колхозным строительством, стремлением подготовить специалистов в области сельского хозяйства из числа советской и партийной номенклатуры.

Существовала квота в наборе в Немецкую высшую коммуни­стическую сельскохозяйственную школу. Лимит был установлен в количестве -160 человек, а также утверждены соответствующие правила приема 5. Отбором подходящих кандидатов для обучения в НВКСШ им. Сталина занималась мандатная комиссия, в состав которой вошли представители администрации партийной школы: зав. с.х. отделом ОК ВКП (б) т. Мерц (председатель), ректор ВКСХШ т. Вормсбехер, секретарь парткома ВКСХШ т. Шмидт, секретарь ОК ВЛКСМ т. Феллер и секретарь комсомольского комитета НВКСХШ т. Майер 7.

Персональная ответственность для отбора кандидатов на учебу была возложена на секретарей канткомов. Был определен возрастной ценз для лиц, поступающих на 2-х и 3-х годичное от­деления партийной школы, он не должен был превышать 34 и быть не ниже 21 года.

Преимущественное право зачисления на 2-х годичное отделе­ние школы имели: члены ВКП(б), комсомольцы с 2-х годичным стажем партийной работы, беспартийные рабочие и колхозники, имеющие не менее 2-х летнего стажа руководящей работы в колхо­зах, МТС и совхозах (председатели колхозов, зав. крупными фер­мами, отделениями совхозов), в возрасте не моложе 20 лет и не старше 40 лет, обладавшие определенной общеобразовательной подготовкой в объеме начальной школы и Совпартшколы первой ступени. Комплектация слушателей на 3-х годичное отделение проводилась из числа членов ВКП(б), имевших не менее 3 лет пар­тийной работы, не менее 1-го года стажа руководящей партийной работы (секретари парткомов, инструкторы канткомов) 9 лет.

По решению Бюро Обкома на обучение в высшую партий­ную сельскохозяйственную школу должно было быть отправлено не менее 20-25% женщин 10. В компетенцию Канткомов и Горко­ма ВКП(б) входило подготовить пакет документов на каждого ко­мандируемого в сельскохозяйственную школу работника. Приемная комиссия принимала следующие документы: анкету, собственноручно заполненную соискателем и заверенную по мес­ту жительства, командировку канткома. Непременным условием было наличие характеристики от со­ответствующих органов, направлявших своего сотрудника на обу­чение, справки сельсовета о социальном и семейном положении поступающего, заверенная автобиография, а также справка о со­стоянии здоровья. В то же время существовали определенные огра­ничения при приеме в высшую партийную сельскохозяйственную школу. Так, например, не принимались лица страдающие заразны­ми заболеваниями, неврастенией в тяжелой форме, туберкулезом. Инвалидность сама по себе не была существенным препятствием для успешного зачисления в партийный вуз. «Абитуриенты», до­пущенные к поступлению в партийную школу и получившие об этом соответствующее извещение, обязаны были явиться в НВКСХШ для прохождения врачебного освидетельствования и вступительных испытаний.

Вступительные испытания проводились по общеобразова­тельным предметам: немецкому, русскому языкам, математике, географии, обществоведению. Для лиц, не имевших основатель­ной образовательной подготовки, на базе партийной школы были созданы 4-х месячные подготовительные курсы.

В свою очередь, командирующие организации, направлявшие партийных работников в вуз, обязаны были выполнить опреде­ленные обязательства по отношению к поступающим: предоста­вить им отпуск на подготовку к учебным занятиям, сохранив за семьями командированных на учебу квартиры, оплатить проезд в оба конца, даже в том случае, если соискатель не пройдет вступи­тельных испытаний.

При успешном зачислении в НВКСШ им. Сталина студен­ты, обеспечивались общественным питанием, а также стипенди­ей, размер которой на 1936 г. составил 260 рублей в месяц. Лица, Допущенные к экзаменам, обязаны были при себе иметь партий­ную карточку, учетно-воинский билет, командировочное удосто­верение.

Одним из приоритетных направлений в работе вуза в 1930-е гг. стала организация заочного партообразования. Существенный изъян этой деятельности заключался в отсутствии необходимой учебной литературы на немецком языке, а также неудовлетвори­тельной работой радиоцентра. Неутешительные выводы были сделаны по работе местных парторганизаций, проявлявших не­достаточное усердие по отношению к слушателям заочного отде­ления. Все это в совокупности не могло не отразиться на учебном процессе в целом. Основная вина на эти недочеты была возложе­на на комсомол и одногодичные радиокурсы партийного актива .

В 1933 г. руководство высшей партийной школы было серь­езно озабочено тем, что ход набора проходил явно неудовлетво­рительно, вопреки всем прогнозам и ожиданиям. Бюро Обкома вынесло в связи с этим ряд взысканий секретарям Бальцерского и Франкского канткомов, своевременно не предпринявших превен­тивных мер по выделению из кантонных центров лиц для посылки в вуз . В то же время сделаны были соответствующие выводы «о недооценке ВКСХШ, как школы готовящей национальные пар­тийные кадры» |6. В последующие годы, однако, ситуация не ме­нялась кардинальным образом, проблемы с набором в партийный вуз случались и позже.

В 1936-1937 гг. согласно постановлению Бюро Областного комитета ВКГТ(б) АССР НП происходит реорганизация всего учеб­ного процесса в Немецкой высшей сельскохозяйственной школе. Все отделения вуза были переведены на сокращенный 2-х годич­ный курс обучения. В силу этого были разработаны переходные учебные планы, новые образовательные программы. В учебный план того периода внесены определенные коррективы, происходит сокращение кол-ва часов по немецкому языку на 50 часов за счет увеличения кол-ва часов по русскому языку на 150 часов. Произ­водственной практике отводилось 75 часов и 25 часов из резерва |7. Серьезное значение уделялось военной, а также физической подго­товке слушателей.

В учебном процессе, в программе по всеобщей истории осо­бенное внимание, по мнению администрации вуза необходимо было уделить на изучение революционного движения Германии и Испании, в виду пристального интереса партии к событиям, про­исходившим в этих странах.

В соответствии с этим увеличивалось и кол-во часов на изу­чение этих разделов истории. В 1937 г. остро встал вопрос о ма­териальном стимулировании студентов. Сумма получаемой стипендии была в зависимости не столько от успеваемости слу­шателя, как от количества иждивенцев в семье.

В 1937 г. укомплектование школы слушателям было в количестве 130 человек.
Во второй половине 1930-х гг. Республику немцев Поволжья захлестнула волна политических процессов. Город Энгельс оказался в эпицентре основных событий, ра­зыгранных руководством страны для подавления инакомыслия, расправы с политическими оппонентами, насаждении собствен­ных догматов. Партийный вуз, как и другие высшие учебные за­ведения Республики немцев Поволжья не избежал в 1930-е гг. чистки по идеологическим мотивам. Преподаватели и студенты, попавшие под подозрение советской власти, подвергались шель­мованию, изгонялись из вуза, проходили унизительные допросы.

Один из примеров наглядно демонстрирует вышеизложен­ное. В 1937 году на парткоме обсуждалось дело вызвавшие опре­деленный общественный резонанс. Под подозрение попала администрация вуза в лице ректора Шульца и проректора Шмид­та, обвиненных в нелояльности к новой власти, в связях с раску­лаченными родственниками, в поддержании отношений с близкими, находящимися за пределами СССР. После тщательных проверок, убедившись в бездоказательности данных обвинений, было решено на общем партсобрании оставить ученых в партии и на административной работе. Но такой случай в те времена был скорее единичным. За годы своего существования в Немецкой высшей партийной сельскохозяйственной школе сменилось не­сколько ректоров, их заместителей, часто варьировался препода­вательский состав школы, многие из них ушли не по своей воле.
В 1938 г. в самый разгар политических преследований, на одном из последних заседаний парткома при партийной школе было заслушано постановление Бюро Обкома ВКП(б) о принятии решительных мер по очистке НКСХШ от «чуждых, враждебных, неустойчивых элементов». Этого было достаточно, чтобы луч­ший цвет научной интеллигенции, талантливые преподаватели, имевшие нетривиальный взгляд, идущий вразрез с официальной идеологией, были изгнаны из вуза. На смену прежним преподава­телям приходили другие, назначенные по принципу: «лояльность к новой власти, признание марксистской методологии».

В 1938 г. Немецкая высшая сельскохозяйственная коммуни­стическая школа была реорганизована. Несмотря на специфич­ность данного образовательного учреждения, НВКСШ внесла определенный вклад в подготовку советских кадров в области сельского хозяйства, сыграла немалую роль в обучении коммуни­стов-немцев, доминирующие число которых происходило из кре­стьян, дала путевку в жизнь многим партийным работникам, в судьбе которых после окончания сельскохозяйственной партий­ной школы начался карьерный взлет.

На смену высшим партийным сельскохозяйственным школам пришли высшие школы пропагандистов при ЦК ВКП(б), а затем и высшие партийные школы при ЦК КПСС (ВПШ). Но это уже со­всем другая история.

Автор текста М.Ю. РОДИОНОВ
«Волга Фото» Новости Фотографии / Фотографии / СТАНОВЛЕНИЕ НЕМЕЦКОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В РЕСПУБЛИКЕ НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ (1931-1939 гг.)
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 21/09/2020 10:07