Соляные промыслы - Волга Фото

Волга Фото

Соляные промыслы

 Соляные промыслы - Волга Фото
В тесной связи с начавшейся интенсивной колонизацией развивались промыслы и торговля. Важнейшими из них были соляной и рыбный промыслы. Нижневолжские соляные месторождения известны с середины XVI в. Уже тогда астраханскую соль «нагребали» и возили на казенных монастырских и купеческих судах по Волге и её притокам в центральные области России.

В течение XVII и XVIII вв. спрос на этот продукт первой необходимости возрастал. Велись поиски новых месторождений. Одним из вновь открытых мест соледобычи в XVIII в. стало Эльтонское озеро. Озеро 50 верст в окружности обладало колоссальными запасами самосадочной соли. Добыча и транспорт ее были регулярными, пока действовал договор между Петром I и калмыцким ханом Аюкой о том, чтобы калмыки не препятствовали добыче и возке соли, которой занимались вольные люди, приезжавшие с Украины, из Москвы и других мест. По указу Петра I была установлена государственная монополия на добычу и продажу эльтонской соли. Количество ее добычи ограничивалось, не хватало рабочих — ломщиков соли и возчиков.

Правительством предпринимались новые меры для организации соляного дела в Нижнем Поволжье. Казна взяла на себя финансирование, оборудование и охрану промысла. В 1746 г. специальная комиссия во главе с полковником Чемодуровым тщательно обследовала Эльтонское озеро. Были взяты пробы для исследования. Медицинская коллегия одобрила качество соли. По предложению комиссии «для опасности от степных народов» на озере был сооружен укрепленный городок. Особая воинская команда охраняла промысел, запасы соли, а также людей, добывавших и возивших ее, вела борьбу с тайным провозом и продажей соли.

Для доставки соли гужевым транспортом были проложены два сухопутных тракта от озера: один — до слободы Покровской (ныне г. Энгельс), другой — до слободы Николаев¬ской на Волге, напротив Дмитриевска (г. Камышина).

Соль добывали и возили ее в весенне-летнее время, когда рабочий скот обеспечивался подножным кормом на степных пастбищах и пресной водой. По обеим сторонам трактов отводилась полоса земли шириной в 40 верст для пастьбы скота. В степи были отрыты десятки «копаней» — колодцев с пресной водой. По трактам строились уметы — пристанища для возчиков.

Покровская и Николаевская слободы становились базами, куда свозилась эльтонская соль. В Саратове и Дмитриевске строились «магазины» — соляные склады, окруженные рвом и земляным валом. Для управления всей «соляной операцией» в 1747 г. в Саратове было учреждено Соляное комиссариат- ство, позже называвшееся Низовой соляной конторой с целым штатом чиновников и воинской командой.

Масштабы добычи, вывоза и продажи соли из года в год возрастали. Уже в 1749 г. через Саратов и Дмитриевск водным и гужевым транспортом казне доставлялось 1,5 млн. пудов соли. А через 10 лет с озера было доставлено 6,5 млн. пудов.

Эльтонский промысел приобрел всероссийское значение. Он давал две трети добываемой соли в государстве. В 60—70-е годы эльтонской солью снабжались шестнадцать губерний
России.

В соляном деле, которое давало стране большие доходы, не хватало рабочей силы, особенно ломщиков соли, условия жизни и труда которых были особенно тяжелыми. Собираясь с весны у озера в иные годы (1765—1770) по 3—4 тысячи человек, они работали там до поздней осени. Жили в сырых землянках, находясь под строжайшим надзором специальных приставов. Для выламывания пешнями соляных глыб со дна озера ломщики должны были постоянно находиться по пояс в крепком соляном растворе — рапе, которой было покрыто озеро на глубину 1 —1,5 метра. Выломанную соль погружали в лодки, свозили на берег, промывали и складывали на специальных токах для просушки. Летом при невыносимой жаре горячий соляной раствор разъедал тело, кожа покрывалась язвами. При перегрузке соляных глыб ломщики получали увечья. Не имея никакой медицинской помощи, многие работные люди умирали. Другие, изнуренные тяжелыми условиями, убегали. За свой труд ломщики получали плату не от казны, а от возчиков соли по одной копейке с пуда.

Сложным было обеспечение промыслов рабочей силой и транспортными средствами. Ежегодно требовалось перевозить гужевым и водным транспортом 5—6 млн. пудов соли по городам и губерниям России.

Вначале соль возили саратовские и Дмитриевские жители. Их поставки были незначительными. Положение изменилось с появлением в Нижнем Поволжье украинских чумаков.

После учреждения в Саратове Низовой соляной конторы по всему государству были разосланы Указы о том, что все, кто пожелает брать соль с Эльтонского озера, «возить и ставить в казну», могут являться в Саратов для заключения договоров, а деньги за поставку «выдаваться станут без всякого удержания». Принимать крепостных крестьян в качестве возчиков соли было запрещено.

В 40-е гг. в Саратовский край стали прибывать украинцы на постоянное жительство и работу в качестве солевозчиков. Их привлекали сюда выгодные заработки и благоприятные условия для земледелия и скотоводства. Поселившимся в крае отводились пахотные земли и сенокосные угодья. В лице чумаков казна приобретала постоянный солевозный обоз, обеспечивавший доставку соли с Эльтонского озера в казенные склады Дмитриевска и Саратова.

На территории будущих Саратовского, Камышинского, Аткарского, Балашовского и Царицынского уездов было основано свыше 100 украинских слобод, сел и хуторов. Общее количество солевозчиков в третьей четверти XVIII з. возросло до 4 тысяч человек. Солевозчики не были однородными по своему имущественному и социальному положению: ими становились те, кто имел скот, упряжки, фуры. Не имевшие этого работали ломщиками соли или наемными людьми у зажиточных солевозчиков.

Разбогатевшие солевозчики становились землевладельцами, скотопромышленниками, скупщиками и ростовщиками. В украинской деревне на саратовской земле происходили процессы социальной дифференциации, формирования буржуазных элементов, с одной стороны, разорения и обнищания украинцев крестьян — с другой.

В одном из документов конца XVIII — начала XIX в. при¬водятся интересные сведения о составе украинского населения в наиболее крупных слободах — Покровской, Узморской, Николаевской, Баландинском городке, Сокуре, Самойловке, находившихся на казенных землях. Всего в них числилось 12 893 души мужского пола: солевозчиков — 3864 д.м.п., хлебопашцев — 1533 д.м.п., «бедных, не имеющих скота, но служащих при возчиках»— 1705 д.м.п., «служащих и работающих при магазинах» — 548, женщин, детей и стариков — 4389. Около одной трети бывших казенных солевозчиков стали земледельцами, работающими «при возчиках» и «при магазинах» — 2253 д.м.п. Часть украинцев оказалась на помещичьих землях. Сначала русские помещики записывали поселившихся на их землях украинцев в «подданство» за дозволение жить на земле помещика при условии ежегодный уплаты денежного оброка. А затем при очередной переписи — ревизии все жившие на помещичьей земле были записаны за помещиками как крепостные, пребывая в этом состоянии до самой отмены крепостного права.

Подряды от казны на доставку соли на судах по Волге и гужевым транспортом брали как саратовские, так и иногородние купцы: московские, нижегородские, балахнинские, коломенские, пензенские, подольские, елецкие, белгородские. Участвовали в подрядных сделках зажиточные казенные и монастырские крестьяне. Выгодными подрядными операциями занимались представители дворянской знати, князья и графы:Гагарины, Нарышкины, Разумовские, Салтыковы, Голицыны, Трубецкие, Шереметьев, Долгоруков. Среди подрядчиков немало было помещиков соседних приволжских провинций и уездов — Симбирского, Тамбовского, Сызранского и др.

Помещики использовали в качестве возчиков своих крепостных крестьян. Крупные дворяне-откупщики обзаводились в Саратове и Дмитриевске дворовыми местами и собственными конторами во главе с управляющими. Некоторые купцы- подрядчики имели на Волге собственные суда, приспособленные для перевозки соли. Они успешно конкурировали с казной, имевшей для перевозки соли по Волге 40 машинных судов. На казенных судах переправлялись около 20—25% всей отправляемой из Дмитриевска соли, остальные 75% перевозили подрядчики-купцы, дворяне и др.

Купеческие транспорты были лучше обеспечены рабочей силой — бурлаками . Для найма на работы, связанные с доставкой соли, в Саратов и Дмитриевск ежегодно ранней весной прибывали тысячи крестьян из нечерноземных губерний и уездов Среднего и Верхнего Поволжья. Шли оброчные помещичьи крестьяне, отпущенные «по билетам» дворцовые, черносошные, монастырские, ясачные татары и мордва, пахотные солдаты и др.

В 50-х гг. для обеспечения регулярной доставки соли по Вол¬ге по распоряжению Главной соляной конторы были построены в Казанском и Вятском уездах в селах Работки, Кадницы, г. Лысково казенных 40 «машинных» судов с грузоподъемностью в 50 тысяч пудов каждое.

В первые же годы обнаружилось, что попытка правительства обеспечить доставку соли казенными «машинными» судами, затрата больших средств на их строительство себя не оправдали. Суда оказались ненадежными и непригодными, так как были построены наспех из мерзлого леса.

Кроме того, возникали трудности с наймом судовых рабочих: тяжесть труда, злоупотребления и произвол судовых офицеров, приказчиков.

Преступления, срывавшие поставку казенной соли, и убытки были настолько значительными, что управляющий Саратовской Соляной конторой Волков и его «команда» были преданы военному суду .
Организация и эксплуатация важнейшего в экономическом отношении для государства Эльтонского соляного промысла но¬сила на себе печать феодально-крепостнического строя. Труд был малопроизводительным, тягостным для десятков тысяч работных людей. Узкий, чисто фискальный подход правительства к «соляной операции» тормозил развитие новых, прогрессивных отношений в этой отрасли промышленности.

Статья из книги "Очерки истории Саратовского поволжья".
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Саратов Сегодня - новости и журнал
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 23/04/2024 11:10