АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 12 - Волга Фото

Волга Фото

АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 12

АКТЁРСКИЕ БАЙКИ 12 - Волга Фото
Замечательный актёр театра и кино Евгений Шутов жил по-соседству с бывшим бойцом Первой конной армии, прославившейся под командованием С. М. Будённого в годы гражданской войны.
Однажды Шутов обратился к соседу:
Фёдор Иванович, расскажи, пожалуйста, какой-нибудь примечательный эпизод из твоей службы в Первой конной? Это, возможно, поможет мне в работе над новой ролью.
Бывнший конармеец задумался на несколько секунд, потом заговорил воодушевлённо:
Как-то раз наш конный отряд занял небольшую деревушку. Скачу я по деревенской улице с шашкой наголо и вдруг чувствую, что где-то рядом недавно варили самогон...
Подожди, Фёдор Иванович, - остановил его Шутов. - Ты расскажи мне про военные действия. Старик снова задумался, потом:...
Ну ладно, слушай. С тяжёлыми боями брали мы Тихорецкую. Я на своём коне в числе первых ворвался на улицы станицы. Скачу, и тут неожиданно унюхал запах самогона...
Шутов в и на этот раз оборвал рассказ Фёдора Ивановича, а когда тот в третий раз стал «унюхивать самогон», Шутов прекратил попытки
узнать что-либо из боевых действий Первой конной армии.

Когда Всеволод Мейерхольд по приглашению Константина Станиславского приехал из провинции в Москву, рядом с ним появился некто Борис Пронин. Он стал тенью, другом Всеволода Эмильевича. Режиссёр называл Бориса своим помощником. Среди театралов Пронин стал известен как вечный студент, неудавшийся революционер, беспочвенный мечтатель и как человек, ничего не сделавший для театра.
Вскоре Мейерхольда пригласили на службу в Александрийский театр, Всеволод Эмильевич потребовал от дирекции театра, чтобы она предоставила работу и Борису Пронину. Хотя удовлетворить такую просьбу было трудно, поскольку Пронин ничего не умел делать, его всё же оформили на работу и придумали ему несложное дело: Борис дол¬жен был перед началом спектакля подавать рабочим знак для поднятия первого, пожарного занавеса.
Месяца два знакомые Пронина только и говорили о том, что Борис, никогда и нигде не работавший, наконец, устроился на службу. И вот в Александринке наметился какой-то высокоторжественный вечер, к которому все тщательно готовились и Пронин должен был на нём первый раз исполнить свои служебные обязанности - подать знак к подъему занавеса. Вечер начался, но Пронина не оказалось на месте. Он явился к концу представления, говоря: «Я, кажется немного опоздал».
Государственная карьера Бориса Пронина на этом окончилась.

Борис Бабочкин расказывал: «Я был уже не молод, народный артист, жил в Москве. И вот случилась неприятность - у меня разболелся зуб. Пришёл к врачу. Очень милая, не очень молодая женщина стала возиться со мной, а я от боли схватился руками за голову. И тут сквозь вой страшной бормашины я вдруг услышал стихи. Мой врач тихонько стала читать мне стихи из «Цимбелина». Монолог королевы. Я был удивлён так, что даже зубная боль утихла. Я слушал и вспоминал город Иванове, летний театр 1921 года, где я играл одного из братьев - Гвидерия... Я смотрел с удивлением на врача, а она, работая, рассказывала, что была ещё школьницей, жила в Иваново-Вознесенске, много раз смотрела этот спектакль с моим участием и помнит его почти весь наизусть с тех пор.
Это было чудесное обезболивающее средство.

... Б. Бабочкин и В. Ванин, выдающиеся актёры и товарищи, заключили между собой секретное пари: кто во время спектакля уходит со сцены без апплодисментов, тот ставит другому бутылку пива.
- И надо сказать, что в этот сезон мы выпили очень мало пива, - вспоминал народный артист СССР Борис Андреевич Бабочкин.

Однажды в саратовском театре за кулисы к Борису Бабочкину зашёл бывший командир кавалерийского эскадрона чапаевской дивизии по фамилии Жуков. В фильме «Чапаев» перед сценой каппелевской атаки адъютант комдива Павел Исаев сообщает тревожную весть: «Буза в эскадроне. Жукова убили». В этой фразе Жуков - случайная фамилия.
Он мог быть Ивановым, Петровым, Сидоровым и т. д. Но подлинный Жуков, не виновный в случайном совпадении, предъявил артисту Бабочкину как Чапаеву самую серьёзную претензию: «Как это - Жукова убили?» Я был только ранен, и пока усмиряли взбунтовавшийся эскадрон, мне делали перевязку там же, неподалёку, в лесочке». Такова была вера зрителей в то, что показывалось на киноэкране.

Выдающаяся актриса Александра Александровна Яблочкина для многих соратниц по театральному искусству служила напоминанием того, что со сцены следует уходить вовремя, не злоупотребляя терпением зрителей.
Знаменитая Ольга Андровская на склоне лет говорила:
Я не хочу играть в театре до такого состояния, как любезнейшая Яблочкина. Её, девяностошестилетнюю, выкатывали на сцену в инвалидной коляске, она произносила две-три фразы по сценарию, потом восклицала: «Ах, дальше я забыла». И под сочувственные аплодисменты её увозили со сцены.

Московский театр Ленинского комсомола и Ленинградский театр Ленсовета ежегодно устраивали традиционные матчи по футболу между собой. Первые четыре года выигравали ленинградцы. Собрались на игру в пятый раз. Ленинградцы смотрят - у москвичей новый незнакомый игрок, молодой энергичный парень.
Кто это? - спрашивают.
Это пожарный в театре, недавно устроился на работу.
Началась игра. Москвичи выиграли её со счётом 8:0. Все голы забил пожарный.
Проведя несложное расследование, ленинградцы выяснили, что ленккомовский пожарный не кто иной, как игрок московского «Спартака».

Из книги "Был такой случай" Геннадий Мишин.
Саратов Сегодня - новости и журнал
волга
Здоровье в Саратове и Энгельсе
Сайт «Волга Фото» Энгельс и Саратов
«Волга Фото Сайт» 2007-2013
VolgaFoto.RU 2007-2013
Документ от 30/10/2020 15:51